Преступление и наказание. Амфетамин

Преступление и наказание. Амфетамин
30 Апреля 2007
Раньше амфетамин использовался в качестве лекарственного средства для кратковременной стимуляции нервной системы в случаях, когда человек находился в состоянии депрессии. Сейчас в качестве лекарственного средства амфетамин не используется и запрещен в качестве такового на территории России. Но незаконное производство этого наркотического препарата, который впоследствии перерабатывается на популярный наркотик «экстази», приносит немалые прибыли теневым дельцам. Поэтому не мудрено, что всегда найдутся те, кто захочет погреть руки на нарушении закона.
В декабре 2005 года в Ирбите у гостиницы «Ница» во время оперативной закупки был задержан мужчина, пытавшийся продать произведенное им вещество, в состав которого входил амфетамин. Пытался продать как он полагал перекупщику, но он оказался сотрудником Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. А сама закупка – оказалась тщательно спланированной операцией.
Этим мужчиной был Евгений Алексеевич Цымбал, работающий на ОАО «Ирбитский химико-фармацевтический завод» в должности директора по развитию производства. Он занимался развитием производства, внедрением и развитием новых препаратов, отвечал за их качество, осуществлял контроль за технологиями. Благодаря высшему химическому образованию и незаурядному дарованию он внес значительный вклад в развитие завода, о чем свидетельствуют многочисленные грамоты и благодарности. По словам старшего научного сотрудника Института органического синтеза Уральского отделения Российской академии наук, который изучал найденные технические записи, Цымбал талантливый химик и может разработать методику изготовления лекарственных средств. Кстати сказать, и коллеги характеризуют его как грамотного специалиста, способного предугадывать развитие химических реакций, к нему можно было обратиться по любому вопросу, связанному с производством.
А между тем закупке предшествовали такие события. В 2000 году с Цымбалом познакомился некто В. Грачев. Отношения между мужчинами складывались деловые. По словам Грачева виделись они несколько раз, созванивались не чаще одного раза в полгода. Но в 2005 году Грачев был задержан сотрудниками ФКСН в Москве и заключен под  стражу в Бутырскую тюрьму. У него было изъято наркотическое вещество в крупном размере. Именно он в ходе следствия указал на Цымбала, как на человека, который может изготовить наркотик. С телефона оперативного сотрудника он несколько раз звонил Цымбалу, убеждая его, что нуждается в его помощи. Помощь заключалась в следующем – Цымбал изготовит и передаст специальному человеку наркотическое средство, а за выдачу этого средства Грачева выпустят из под стражи. В том, что Цымбал сделает наркотик Грачев не сомневался, так как весной 2005 года тот уже передавал ему в счет погашения долга около 300 грамм метамфетамина. При этом тогда для производства наркотика им специально для Цымбала в канистре с оказией было передано исходное вещество – метилбензилкетон.
7 декабря некто Сидоров из гостиничного номера позвонил Цымбалу и при личной встрече передал ему записку от Грачева. В ней значилось, что цена свободы – два килограмма амфетамина. Кроме этого, Грачев писал, что по его подсчетам у Цымбала должно остаться еще 22-25 кг метилбензилкетона, чего с лихвой должно хватить для производства требуемого наркотического средства.
Скажу сразу, что на суде Цымбал пытался представить дело так, словно Сидоров угрожал ему и требовал. Но на видеозаписи (все встречи записывались на видео и одновременно просматривались в соседнем номере) четко видно и слышно, что никаких угроз не было и в помине.
Согласие было получено, причем за свою «работу» химик должен был получить 300 тыс. рублей. С 11 до 14 декабря в вечернее и ночное время он трудился в лаборатории предприятия – смешивая, нагревая, охлаждая, снова смешивая и высушивая. При этом ему удалось произвести 492 грамма вещества в состав которого вошло 326,5 г амфетамина.
В день реализации Цымбал утром приехал в гостиницу к Сидорову. Поскольку вещества было сделано только около полукилограмма, вместо планируемых двух, то Цымбал отсчитал себе 75 тыс. рублей, положил их в карман куртки и вместе с Сидоровым вышел к машине. Вместе они отъехали от гостиницы каких-то двести метров, после чего Цымбал передал пакет с веществом. Прямо в машине был проведен наркотест – жидкость в ампуле окрасилась в коричневый цвет, что подтвердило состав вещества.
Однако как только автомобиль вновь остановился у гостиницы и Сидоров из него вышел, к машине подбежали сотрудники наркоконтроля и произвели задержание. Далее было осмотрено место в заводской лаборатории, где Цымбал производил свои «опыты». Здесь в грязных колбах, воронках и прочей посуде оставалось еще порядка сорока грамм вещества. При обыске квартиры были обнаружены записи химических формул и расчеты, связанные с процессом производства наркотика.
23 апреля 2007 года Ирбитский районный суд Свердловской области приговорил Евгения Цымбала к 13 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 тыс. рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор пока не вступил в законную силу.

Светлана Уралова



0
Администратор
Опровержение
В статье «Амфетамин» («ИЖ» № 17, от  3 мая 2007 года) следует исключить предложение: «В том, что Цымбал сделает наркотик, Грачев не сомневался, так как весной 2005 года тот уже передавал ему в счет погашения долга 300 граммов метамфетамина». Информация, на основании которой появилась эта фраза, была озвучена Грачевым В.Р. в ходе предварительного следствия. Однако в дальнейшем в отношении Е.А. Цымбала по данному факту уголовное преследование было прекращено, так как в ходе следствия установить причастность его к совершению незаконного сбыта Грачеву В.Р. наркотических средств не представилось возможным (на основании постановления о прекращении уголовного преследования). За Е.А. Цымбалом признано право на реабилитацию.



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)