Богомолов С. Ирбитская баталия

Богомолов С. Ирбитская баталия
«В ЦК велели не нянчиться и помурыжить…»
История о том, как Жуков стал на Урале депутатом Верховного Совета, действительно сродни доброму детективу. Депутат Верховного Света по нынешним временам – это депутат Госдумы, но выборы тогда проходили совсем иначе. Примерно как в анекдоте про Брежнева и арбуз. Вышел якобы Брежнев в народ и решил купить арбуз на рынке. Дело было к вечеру, у продавца-грузина остался всего один арбуз. Он будто бы не узнаёт покупателя и предлагает: «Выбирай!». Брежнев говорит: «Что выбирать, он же один». Грузин, отбросив конспирацию, отвечает: «Ты тоже один, но мы же тебя выбираем!» Напомню, Брежнев был и Генсеком ЦК КПСС, и председателем Президиума Верховного Совета: по-нынешнему говоря, и лидером правящей партии, и главой государства – и его действительно выбирали на безальтернативной основе.
В те номенклатурные времена чины вроде командующего войсками округа непременно были вплетены в партийно-советскую систему. Как правило, они были членами бюро обкома партии, который и определял, в общем-то, всю жизнь региона. Мы рассказывали уже, что в Одессе с местным первым секретарём обкома у Жукова не сложились отношения, и тот не ввёл его даже в кандидаты в члены бюро обкома. Примерно так же вышло и на Урале. Георгий Константинович, как положено, через некоторое время после того, как вступил в должность, пришёл представиться в обком партии первому лицу. В книге о Жукове спортивного журналиста и писателя Сергея Гущина (она готова к печати, но ещё не вышла) приведён рассказ об этом помощника первого секретаря Рябинкина. Жуков явился без предупреждения. Рябинкин пошёл докладывать первому секретарю Виктору Недосекину о необычном визитёре. Тот растерялся: «Я должен позвонить в ЦК… Займи его чем-нибудь». Предложил маршалу кофе. Девушка из столовой обкома, увидев Жукова, чуть поднос не выронила. Подождали за беседой. Опять к Недосекину. Тот сказал: «В ЦК велели не нянчиться и помурыжить». А сам места не находит. Потом всё-таки принял.

Расстались по-хорошему, но на всех партийных конференциях – районной, городской, областной – номенклатура аккуратно отодвигала Жукова на второй план. При таком раскладе он как общественно-политический деятель на Урале мог и не состояться, хотя был готов к этой суетной работе и имел для этого большие возможности. Но тут произошло непредвиденное…

«Жуков так Жуков»

В 1950 году проходили выборы депутатов в Верховный Совет. Всё было расписано. В каждую область, край, республику было спущено число мест с указанием конкретных параметров: профессия, пол, национальность, возраст, партийность и так далее. По такой разнарядке на Ирбитский избирательный округ №290 выпадала женщина из аграрного сектора. Нашли – агроном-семеновод. А предвыборное собрание по выдвижению её кандидатуры вдруг ей отказало в доверии. Ситуация немыслимая по тем временам, практически бунт на корабле!

Сообщение о проколе вверг­ло в панику обком партии. Установленный законом срок выдвижения уже заканчивался, уже надо было публиковать в «Уральском рабочем» список кандидатов. Газета вышла без упоминания кандидата от Ирбитского округа.

Ситуация была критическая. Нужен был абсолютно проходной кандидат. И Недосекин, как утверждают многие источники, решился на звонок в Кремль, САМОМУ. Конечно, он рисковал не только карьерой, но и, возможно, самой жизнью. Сталин, помедлив, сказал: «Ну что ж, Жуков так Жуков». И через несколько дней «Уральский рабочий» сообщил: «Труженики колхоза имени Чапаева Галактионовского сельсовета Туринского района назвали своим кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР командующего войскам Уральского военного округа маршала Жукова». А потом уже подключились единодушно – без всякой иронии – Ирбитский мотоциклетный, районы – Байкаловский, Еланский, Зайковский… Начались многочисленные встречи кандидата в депутаты с избирателями, на которые не надо было никого заманивать – народ валом валил, чтобы хотя бы одним глазком посмотреть на легендарного маршала.
Носили на руках

В своей книге «Урал в жизни Маршала Победы» Григорий Каёта и Анатолий Кириллов пишут о забавном эпизоде во время предвыборной кампании. Первая встреча с избирателями проходила в Ирбите. Местное начальство решило встретить командующего максимально торжественно. На перроне вокзала встречать Жукова выстроилось всё начальство, передовики и активисты. Блестел медью и томился военный оркестр. А прибывший кандидат с ходу спросил – кто приказал вывести оркестр? Убрать, командующий здесь по гражданским делам. Первое выступление – в Учительском институте, зал битком. А на следующее утро, в городском театре, Жукова… внесли в зал на руках под многочисленные и совершенно искренние аплодисменты.

В Елани местное начальство смекнуло, что желающих увидеть Жукова не вместит ни одно учреждение, и распорядилось спешно сколотить трибуну на перекрёстке двух центральных улиц. И не промахнулись – собралось очень много народу. Надо ли говорить, что выборы прошли на ура и Жуков стал депутатом Верховного Совета. Помогал детдомам, колхозам, простым людям. Не хватало тракторов, автомобилей – отдавали списанные танки и машины. С танков снимали башни – вот тебе и трактор, их так и прозвали – «жуки». К слову, списанная военная техника далеко не всегда убитая насмерть. У военных свои нормативы и сроки службы, иной автомобиль лет десять-пятнадцать простоит на колодках с какой-нибудь радиостанцией, а на спидометре у него столько же километров. Ему ещё пахать да пахать, а сроки службы вышли. Вот такую технику и направлял Жуков в уральскую деревню.

Ещё один пример. Пришёл к нему на приём студент Уральского госуниверситета Володя Щукин. Мечтал стать геологом, а по приказу Минобраза всех выпускников в этом году распределяли в школы преподавателями географии. Не в тёплые кабинеты просился парень, а в поле, где «и снег, и холод». Жуков тут же продиктовал письмо в министерство, и направили Щукина в Сибирское геологическое управление. А в 1957 году за открытие алмазного месторождения в Якутии группе геологов, в которую входил и Володя Щукин, присудили Ленинскую премию…

Сталин внимательно следил за деятельностью Жукова, и в какой-то момент путы ослабли. Жуков становится членом бюро обкома, и его даже избирают делегатом на XIX съезд КПСС, где он увидел свою фамилию в списке кандидатов в члены ЦК. Нам это сейчас трудно понять, но Жуков прекрасно знал правила игры. Это был знак! Более того, он всё-таки встретился с САМИМ. Секретарь Сталина Поскрёбышеввызвал по телефону Жукова в Кремль 31 декабря 1952 года. Со Сталиным они встретились 1 января уже 1953 года. О чём шёл разговор, никто не знает. 5 марта генералиссимуса не стало, Жуков же был назначен первым заместителем министра обороны, а потом и министром обороны СССР.

А Урал ещё раз выбрал его депутатом Верховного Совета в 1954 году уже по Нижнетагильскому избирательному округу. И была памятная встреча с избирателями на Уралвагонзаводе, которая запечатлена на картине маслом заслуженного художника РСФСР из Нижнего Тагила Леонтия Зудова. Она хранится в музее бронетанковой техники при УВЗ.

Станислав Богомолов
http://www.oblgazeta.ru/society/29700/