Степанова Д.С. Судьба купеческой дочки

Степанова Д.С. Судьба купеческой дочки
Фамилия Досмановых в Ирбитском уезде была известной. Н.А. Досманов владел квасоварней, его брат И.А. Досманов держал торговую лавку, А.С. Досманов имел синильню. Сын Степана Досманова Алексей в Екатеринбурге держал большой магазин, другой сын, Павел, имел магазин в Перми. Занимались предпринимательской деятельностью Досмановы и в Москве.
В 1847 году в благочестивой семье ирбитского купца Степана Досманова родилась девочка Пелагия. Она получила домашнее образование.
Когда Пелагии шёл двенадцатый год, отец отвёз её в Ново-Тихвинский монастырь. Екатеринбургскую обитель выбрали не случайно: она была одной из самых больших, благоустроенных и известных на Урале.
Первое послушание Пелагия проходила на свечном заводе. После родительского дома, где чёрную работу выполняла прислуга, трудиться купеческой дочке здесь было нелегко, но девочка старалась добросовестно выполнять своё послушание. На свечном заводе Пелагия находилась двенадцать лет, после чего была переведена в число послушниц при настоятельских кельях. Из родительского дома она пришла грамотной, имела усердие в монастырских трудах, поэтому игуменья Магдалина (Неустроева), бывшая тогда настоятельницей обители, стала давать ей более серьёзные послушания. Пелагия ездила за покупками в Москву, обеспечивая материалами многочисленные монастырские мастерские, торговала на Ирбитской ярмарке свечами и изделиями мастерских. Затем ей поручили ещё более ответственное дело – ведение хозяйственных дел Епархиального женского училища, состоявшего при монастыре.
Игумения Магдалина (Неустроева) управляла монастырём более тридцати лет и перед своей кончиной подготовила себе преемницу. Обычно настоятельницей Ново-Тихвинского монастыря становилась монахиня, несшая послушание казначеи, но казначеей в то время была монахиня в возрасте (около семидесяти лет) со слабым здоровьем, поэтому, серьёзно заболев в 1892 году, игуменья Магдалина и «наметила своею преемницею приближённую к ней послушницу Пелагию Стефановну Досманову». Однако Пелагия не имела монашеского пострига и не могла быть назначена на должность настоятельницы. Епископ Афанасий дал разрешение на постриг рясофорной послушницы Пелагии Досмановой и назначил её казначеей обители. 20 января 1893 г. постриг состоялся с именем Магдалина.
26 октября 1895 года казначея Магдалина единогласно избрана монахинями Ново-Тихвинского монастыря настоятельницей монастыря. 18 января 1897 года последовал указ Святейшего Синода об утверждении монахини Магдалины настоятельницей обители, 23 февраля она возведена в игуменский сан.
Вскоре в Екатеринбурге открыли епархиальный свечный завод, и монастырь лишился одного из основных источников своих доходов – прекращено монастырское свечное производство. Однако стараниями игуменьи найдены состоятельные благотворители: глубоко верующий екатеринбургский купец Михаил Иванович Иванов и купец же Михаил Федорович Рожнов.
Благоустраивалась не только городская территория монастыря, но и владения его за городом.
В начале ХХ века Ново-Тихвинский монастырь стал одним из крупнейших в России: в нём насчитывалось более тысячи насельниц, работало около двух десятков мастерских. Матушка Магдалина ввела новые виды рукоделия: роспись по фарфору, рисование по полотну и бархату, выжигание по дереву и коже; усовершенствованы резьба по дереву и изготовление искусственных цветов.
Для обучения различным ремеслам сестёр посылали в специальные школы Санкт-Петербурга и Киева. Иконописная мастерская монастыря стала выполнять высокопрофессиональные работы. При иконописной устроена и фотографическая мастерская.
Монастырь содержал детский приют, богадельню, странноприимный дом, школу. Приходившие в обитель девушки обучались грамоте.
В 1900 году монастырь участвовал во Всемирной выставке художественных изделий в Париже (шитьё золотом на бархате с украшениями из камней) за что получил диплом высшего разряда и «весьма лестный» отзыв от главного комитета выставки.
В 1904 году в Санкт-Петербурге в Таврическом дворце открылась первая Всероссийская выставка монастырских работ и церковной утвари. В выставке участвовало сто восемьдесят пять православных монастырей и общин, но «всеобщее внимание привлекала витрина Ново-Тихвинского женского монастыря из Екатеринбурга…. Внутри размещалось множество прекрасных вещей».
С 18 ноября 1903 года по 15 февраля 1904 года по указу Екатеринбургской Духовной консистории проведена плановая ревизия Ново-Тихвинского монастыря, ею были заняты протоиерей и два иерея. В своём отчёте они отметили особо авторитет игуменьи Магдалины (Досмановой), она «внимательно следит за всеми сторонами монастырской жизни…. К управлению монастырём вполне способна». Проверяющие записали, что сёстры проявляют особую заботу о детях. Их было в монастыре около ста человек: сироты, содержавшиеся в приюте для девочек, и воспитанницы церковно-приходской школы, жившие в общежитии при школе. Игуменья объяснила это тем, что её предшественницы выражали желание, чтобы дети в монастырь принимались беспрепятственно. По достижении совершеннолетнего возраста девочки либо оставались в монастыре в качестве послушниц, либо возвращались в мир и выходили замуж, тогда монастырь давал этим девочкам приданое, материально помогал им.
Много событий радостных и скорбных, свидетелями и участниками которых пришлось стать настоятельнице Магдалине и сестрам, принёс с собою 1905 год.
22 июня 1905 года в Екатеринбург приехал отец Иоанн (Ильич Сергиев), в свои семьдесят шесть лет в тот же день он совершил богослужение в Александро-Невском соборе монастыря.
26 июня Ново-Тихвинский монастырь отмечал свой главный праздник – день явления Тихвинской иконы Божьей Матери. Архиепископ Владимир в своей проповеди отметил, что «обитель сия представляет необычное зрелище подвигов веры и благочестия».
Первая русская революция нарушила спокойную жизнь обители.
За своё самоотверженное служение Игумения Магдалина удостоена в разные годы высоких наград. Четыре раза её награждали золотыми наперсными крестами: дважды от Кабинета Его Императорского Величества, а также от Святейшего Синода и от Екатеринбургской консистории. Имела она и серебряный крест от Российского общества Красного Креста. Игумения являлась действительным членом Императорского Палестинского общества. В 1910 году монастырь отметил своё столетие, настоятельнице в этот год исполнилось шестьдесят два года. В 1913 году ей дано право ношения светло-бронзовой медали, Высочайше утверждённой в память 300-летия Дома Романовых. Матушка Магдалина не только благоустроительница обители, но и ревностная монахиня. Своей молодой родственнице, которая просилась в обитель после нескольких конфликтов с близкими, она сказала: «Я беру в монастырь не тех, кто не может жить с людьми, а тех, кто не может жить без Бога».
В 1914 году Екатеринбургскую епархию возглавил епископ Серафим (Голубятников), до этого служивший в Подолии. «Суровый климат царит здесь, - заметил он в первой проповеди, - … зато нет здесь воинствующего католицизма…». В июне этого же года в дни празднования Тихвинской иконе Божьей Матери он совершил торжественные богослужения в обители. А на проповеди, обращаясь к мирянам, сказал: «…Здесь люди не только не любят ходить в храмы Божиии, а даже склонны осуждать других за эту добродетель. ...Пусть слышат скорбь мою о том, что люди здесь ленивы ходить в храм Божий!..».
Во время Первой мировой войны Ново-Тихвинский монастырь, как мог, помогал стране, жертвовал деньги, ценности. При нём был открыт лазарет для раненых воинов. В 1916 году при монастыре открыт Романовский приют для призрения малолетних сирот – дочерей воинов.
Для игумении Магдалины с сестрами падение монархии в феврале 1917 года стало скорбным событием.
26 октября 1917 года исполком Екатеринбургского совета официально объявил себя единственной властью в городе и сместил комиссара Временного правительства. Совет взял на себя охрану общественного порядка, который осуществлялся красногвардейцами.
В эти тревожные годы сестры и матушка старались не падать духом и оказывать посильную помощь ближним. С разрешения облисполкома сестры носили в Ипатьевский дом продукты: молоко для царевича Алексия, сливки, яйца, сливочное масло, хлеб, выпечку, овощи, мясо. Всё это доставлялось с монастырской фермы. Охранники часто присваивали себе продукты и даже прибегали к вымогательству - то император нуждается в табаке, то нужен ром.
Надо заметить, что для оказания помощи заключённым и в Ипатьевском доме и в тюрьме, требовалось в то время немалое мужество.
12 (25) июля 1918 г. в Екатеринбург вернулась прежняя жизнь, продержалась она до июля 1919 года. И снова террор.
В 1919 году большевики приступили к ликвидации монастыря. Сестёр выселили, а на территории обители разместился военный городок, пехотные, кавалерийские и артиллерийские курсы командного состава Красной Армии
В 1919 году матушка Магдалина снята с настоятельской должности. В начале 1920-х годов перестал существовать и монастырь, всех сестёр с его территории выселили. В 1922 году в монастыре проводилось изъятие церковных ценностей. Обитель, которую благоустраивали более ста лет, теперь являла собой жалкое зрелище, будучи разорена и обезображена надписями.
С закрытием монастыря матушка Магдалина поселилась в доме на Третьей Загородной улице Екатеринбурга. Вместе с ней жили некоторые сёстры, так возникла монашеская община. В этот скорбный период жизни во всей полноте проявились её добродетели и духовный опыт – осталось главное: молитва и совершенствование в христианских добродетелях. Своих духовных дочерей она обучала умному деланию, послушанию, смирению. Многие пережитые скорби закалили её и даровали ей духовную мудрость.
Постоянно проживало с игуменией восемнадцать человек. Ещё около двухсот бывших насельниц, живя отдельно, часто приходили для молитвы, совета и духовного назидания. Днём те, кто жил при матушке, работали в различных советских учреждениях, в основном в больницах: матушка говорила, что ухаживать за больными – это благое дело. По вечерам собирались в домике на Третьей Загородной, занимались рукоделием, совершали монашеское молитвенное правило, в полночь вставали на акафист Тихвинской иконе Богородицы. Иногда сёстры вместе посещали богослужения в храмах.
Саму матушку арестовывали несколько раз. На допросах она юродствовала, и это помогало ей избежать ссылки или долгого заключения. О чём бы ни спрашивали её следователи, в ответ она повторяла: «Да, были у нас в монастыре платочки, мы их складывали, раскладывали, разглаживали», - и расправляла на коленях платок. В тюрьме матушку Магдалину держали по два и по три месяца. Однажды подвергли изощрённой пытке – пребыванию в так называемом «трамвае», то есть камере, битком набитой людьми, где можно было только стоять. Люди, сочувствуя престарелой женщине, сумели как-то раздвинуться, чтобы она могла сесть на пол. На холодном цементе она простудила ноги и страдала этой болезнью до смерти.
Предсказала матушка с точностью и время своей кончины. Тяжело заболев, она утешила плакавшую послушницу обещанием прожить ещё год. После этого матушка прожила ровно год.
За три дня до смерти она послала сказать Владыке Макарию (Звездову), что через три дня умрёт. Владыка пришёл в тот же день и совершил над матушкой постриг в схиму. В оставшиеся три дня своей жизни она ежедневно причащалась Святых Христовых Таин. Узнав, что матушка лежит на смертном одре, к ней приходило прощаться много верующих. 16 (29) июля 1934 года в окружении своих чад схиигумения Магдалина спокойно предала дух свой Господу. Перед самой кончиной она осенила всех Тихвинской иконой и сказала: «Передаю вас Матери Божией…»
Похоронили схиигумению Магдалину на Ивановском кладбище. На похороны пришло очень много народа; гроб несли по городу на руках. Слово при погребении сказал Владыка Макарий. На могиле поставили деревянный крест с надписью на табличке «Моли Бога о нас, дорогая матушка!».
Вот так прошла эпоха революций по жизни нашей ирбитчанки.

Дарья Степанова, краевед