Ирбит в годы Великой Отечественной войны

Ирбит в годы Великой Отечественной войны
Все дальше в небытие отодвигаются годы Великой Отечествен­ной войны, хотя ее неизгладимый след навсегда останется в нашей памяти. Радостным, полным надежд был май 1941 года для ирбитчан. Но война круто изменила все. Как только в город пришла горькая весть, несмотря на выходной день, на предприятиях, в учреждениях, в деревнях возникали стихий­ные митинги.
В решении крестьянского схода в деревне Бердюгиной записано: «Есть у нас добрые лошади. С радостью отдадим их Красной Армии. Хлеб и продукты тоже дадим. Мы будем самоотверженно трудиться на благо родной земли. По первому зову нашего правительства пой­дем в бой и будем защищать свою родную великую державу!».
Вскоре многие селяне нашего района со своими лошадьми соста­вили костяк 11-го запасного кавалерийского полка, который форми­ровался в Ирбите.
В первый день войны 20 домохозяек пришли в контору леспромхоза, требуя послать их на работу. В колхозе «Парти­зан» (деревня Чувашева) за руль трактора вместо мужа села Марфа Андреевна Азева. Трактористка А. М. Гладышева из Кирги просила отправить ее на фронт, чтобы вместе с мужем с оружием в руках бороться с врагом. Р. Хинкина из колхоза «Красный борец» (деревня Шмакова) заявила: «Мой муж Ми­хаил отстаивает Родину от врага. На проводах я наказала мужу без страха и жалости бить фашистов там, где только увидит. Обещаю в колхозе работать за двоих. Заменю его. Детей вос­питаю достойными патриотами своей страны». 85-летний Мат­вей Дмитриевич Харин из Ключей, узнав о нападении фашис­тов, пришел в колхозную контору и попросил дать ему работу. Таких было много.
Не отставали и школьники. В деревне Дубской они ежедневно выходили на работу и выполняли норму взрослых. Шестиклассник Иосиф Вохмянин при норме 25 ежедневно вывозил на поле до 30 возов навоза. Четырнадцатилетний Коля Сивков из деревни Була­новой возглавил бригаду ребят. За лето они пропололи 50 гектаровзерновых. «Ну, Николай, — говорили односельчане, — вырастешь — быть тебе штатным бригадиром». На что Коля отвечал: «Красная Армия уничтожает врагов, напавших на нашу Родину, а мы уничтожа­ем врагов урожая — сорняки».
Под девизом «Создадим в районе многотысячное народное опол­чение» только по Киргинскому сельскому Совету за несколько дней было подано 70 заявлений.
«Прошу зачислить меня в ряды народного ополчения. Желаю быть чем-нибудь полезной в разгроме врага», — писала учительница химии городской школы № 1 Екатерина Александровна Васькова, впоследствии заслуженная учительница школы РСФСР, кавалер ор­дена Трудового Красного Знамени.
С наступлением зимы начался сбор теплых вещей для армии. Только в декабре 1941 года на Ленинградский фронт наш город отправил 26 тысяч штук теплых вещей.
Из сданной населением шерсти пимокаты артели инвалидов ската­ли 1380 пар первосортных валенок, другая артель из сданных овчин сшила 540 полушубков.
К новому 1942 году Ирбит отправил в действующую армию 6172 посылки, и в каждой — письмо, в котором автор от всей души по­здравлял неизвестного ему бойца с праздником и желал ему скорой победы над врагом.
В городе вступали в строй эвакуированные с запада предприя­тия: мотоциклетный, стекольный, химико-фармацевтический. Многие перешли на выпуск новой, ранее не производимой продукции.
Ирбитский леспромхоз стал изготовлять лыжи, приклады вин­товок и автоматов, артель «Уралец» — ящики под снаряды и обозное имущество.
Летом 1942 года пивоваренный завод начал изготовление вита­мина «С» из сосновой хвои, имевшего улучшенные вкусовые каче­ства. До ста литров в сутки чудесного эликсира, которому лаборато­рия дала высокую оценку, поступало в госпитали и детские учрежде­ния.
Диатомитовый комбинат впервые на Урале в рекордно короткий срок построил цех фарфоровой посуды. В 1942 году здесь было изготовлено 240 тысяч тарелок, 5 тысяч чашек, 165 единиц другой посуды для госпиталей, воинских частей, рабочих столовых предприятий.
Женщины стали осваивать «чисто мужские» профессии. Первая в городе представительница прекрасного пола — кузнец Анна Коро­лева с Автоприцепного завода — давала за смену 2-3 нормы. Машинистом — турбинистом на Стекольном заводе стала О. Г. Пелевина. Первыми женские бригады на валке леса (лучковой пилой) в по­селке Лопатково начали создавать эвакуированные жительницы Ле­нинграда. Затем подобные бригады появились из местных. Сплавом леса по реке Нице возле деревень Елшиной, Ереминой, Девяшиной, поселка Курьинская База женщины нередко занимались в ледяной воде.
С приближением весны 1942 года сельские школы организовали курсы по подготовке к полевым работам. Специальности получили 40 трактористов, 150 пахарей, 200 бороновальщиков, 90 севачей, 50 прицепщиков, а также 1105 человек — на разные работы в бригадах.
Киргинские школьники готовили скотные дворы к зиме: конопа­тили и утепляли коровники, телятники, овчарни, птичники, шефство­вали над колхозным молодняком. Ребята собрали 1350 пудов колос­ков. До пятнадцати килограммов в день — таков вклад первоклассни­цы Томы Устиновой.
Немалую помощь оказывали и городские учащиеся. Только шко­ла № 2 собрала около тысячи пудов колосков. Летом учащиеся занимались и заготовкой кормов. Воспитанники детдома, начиная с пятого класса, собирали чернику и бруснику. Ежедневно с Волковского кордона автомобиль увозил в город бочки, доверху наполнен­ные ягодами. Они поступали в госпитали.
К весне 1942 года в городе была открыта столовая для детей беженцев, нуждающихся в усиленном питании: из блокадного Ле­нинграда поступали опухшие от голода, очень истощенные ребятиш­ки. Артель «Звезда» освоила производство конфет — в основном для детских домов.
Экономили на всем. Приказ по детскому дому от 14 января 1942 года гласил: «Под личную ответственность заведующих интерната­ми и поваров вменяю в обязанность при очистке клубней картофеля срезать с мякотью в 5 — 15 граммов для использования весной 1942 года в качестве посадочного материала. Выдачу картофеля поварам производить только после сдачи ими срезанных накануне верхушек. За неисполнение настоящего приказа виновные будут привлечены к судебной ответственности».
Не оставалась в стороне от помощи армии и церковь. Настоя­тель Пантелеймоновской церкви протоиерей В. Ф. Богачев лично внес крупную сумму денег на строительство мотоциклетной колон­ны и призвал «всех братьев и сестер мирян, всех верующих отдать на алтарь Отечества свои сбережения и теплые вещи для бойцов».
Из Ирбита на фронт ушли 11-й кавалерийский полк, маршевые роты разведчиков, минометчиков, танкоистребителей 4-го отдельного учебного полка, сотни офицеров, выпускников Смоленского артилле­рийского училища, штаб которого размещался в здании «пассажа».
Наш город и район внесли значительный вклад в обеспечение Победы над гитлеровской военной машиной.
Вместе со всем народом дорогой це­ной заплатили наши ирбитчане за Победу: 26898 жителей города и района ушли на фронт, 11239 не вернулись к родному порогу, из них 83 политработ­ника: полковой комиссар Захаров Евге­ний Степанович, старший батальонный комиссар Микушев Тимофей, старший политрук Свиридов Иван Макарович, батальонный комиссар Фомин Леонид Алексеевич, политрук Шатыренко Васи­лий Иванович… Все они погибли в пер­вые годы войны. Из 365 девушек, моби­лизованных и ушедших, добровольно, несших непосильный ратный труд сани­тарками, военфельдшерами, военврача­ми, водителями, зенитчицами и связис­тами, — не вернулись домой — 35.
Ирбитчане уходили на фронт целыми семьями и оставались на полях сра­жений. Так, не дождались с войны сво­их пятерых сыновей Евдокимова Мария Николаевна из села Якшино, Фоминых Анна Павловна из села Пьянково, семья Колесниковых из деревни Крутой. В де­ревне Фролы из шестерых Шараповых из одной семьи не пришли с фронта че­тыре брата. В поселке Зайково у Мурзиной Татьяны Ивановны погибло 4 сы­на, столько же погибло из пятерых Син­цовых из деревни Юдиной, шесть человек не вернулись из двух семей Ру­саковых из Рудновского сельсовета. И еще многие, многие семьи жизнями сво­их детей расплатились за нашу Победу, над фашизмом. Рядовые, сержанты и старшины, младшие и старшие офице­ры, высший комсостав свято выполня­ли свой гражданский и воинский долг.
Летчик, гвардии старший лейтенант Устинов Федор Степанович сам вызвался в полет, который для него оказался последним. Участник боев на юго-запад­ном фронте полковник Василий Фомич Петров стал кавалером ордена Лени­на и трех орденов Красного Знамени. Николай Тихонович Молодых — чисто «земной боец». В уличном бою в городе Берлине прочно удерживал занимаемый рубеж, отразил три атаки. В том бою его отделение уничтожило 15 вражеских солдат и офицеров. Сам уничтожил во­семь солдат противника и взял в плен троих. За бои в Берлине старший сер­жант Н. Т. Молодых удостоен высшего знака солдатской доблести — ордена Славы I степени.
Младший лейтенант, летчик 156 истребительного авиаполка Дубских Василий Федорович повторил подвиг Гастелло. Его последние слова: «Прощайте, товарищи! За Родину! Иду на таран!». Посмертно награжден орде­ном Отечественной войны 1 степени. Военфельдшер Виктор Шальков в усло­виях окружения организовал умелую помощь раненым и спас полковое зна­мя. Награжден орденом Красного Зна­мени, позднее — посмертно — орденом Отечественной войны II степени.
Много вырезок из фронтовых газет, писем в домашних архивах ирбитчан. В газете «За Советскую Родину», вы­резку из которой хранит В. И. Кочурина, ее дядя — Леонид Кенсеринович — в мирной жизни счетовод, на войне — автоматчик, пишет: «Как увидел я этих зверей в темно-зеленых мундирах, меня такая злость разобрала, что я вскочил и бросился им навстречу. Опрокинули мы немцев. Я завел свой лицевой счет уничтоженных врагов. И вести буду его настойчиво, пока в жилах хоть одна капля крови останется…».

Список литературы:
Герштейн, Я. Л.  На Алтарь Отечества // Край наш ирбитский: краеведческие очерки / Я. Л. Герштейн. – Екатеринбург, 1997. – С. 108 – 111.
Есть в Победе и наша лепта… / Администрация города Ирбита. – Ирбит, 1995.
Золотые звезды ирбитчан / сост. А. С. Еремин. – Ирбит, 2005.
Ирбитчане в годы Великой Отечественной войны // Ирбитская книга памяти / сост. А. Ф. Барышников,  А. М. Краснов, М. М. Буслаева и др.  – Ирбит, 1994. – С. 3.



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)