Абрамова Е.Ю. Старый парк

Абрамова Е.Ю. Старый парк
Хоть и обижаемся мы порой, когда про нас говорят Иваны непомнящие, а ведь верна поговорка. Не получается у нас добра помнить. До того ли сегодня - выжить бы… Признаться и мы бы не вспомнили о старом парке и его основателе, да внук его, Виталий Алексеевич Тресков, пришел к нам в редакцию и попросил написать о своем деде Василии Николаевиче Зубове - человеке, который жизнь свою положил на то, чтобы люди под сенью его деревьев, глядя на чудо распустившихся, неведомых доселе цветов, становились чище и красивее.
«Родился мой дед, – начал свой рассказ Виталий Алексеевич, – в селе потомственных садоводов, славящихся на всю Россию, в Поречье Рыбном Ростовского уезда, Ярославской губернии. После крепостничества пореченские жители получили личную свободу, но сильная нужда вновь гнала наниматься в работники.12 лет мыкал горе Василий в имении помещика, всякое повидал, а уж когда вовсе невмоготу стало, решился на поездку в далекий уральский край. Наслышан был об Ирбитской ярмарке, туда и подался. Так в 1899 году появился он в Ирбите. В то время городской сад был в запустении. Разве что по праздникам в нем играла музыка да принаряженные франты у стойки буфета опустошали бутылки с ликером.
Поселился Василий со своей молодой женой Евдокией Никитичной в предоставленной ему городскою головой хибарке при саде. Пролетела зима, долгая, снежная. Треснул лед на реке Ирбитке, заиграло лучами солнышко. И началась новая жизнь, в которой все то, о чем мечтал он, обходя усыпленные снегом деревья, обязательно осуществится!
Первой в саду выросла спирия – неприхотливый кустарник, семена которого он привез с Поречья и берег в холода, как зеницу ока. Посадил смородину, крыжовник. Вскоре зазеленели сирень и акация. Зацвели виолы, мальвы, левкои, бальзамины и лакфиоли. Холил и берег от малейшего ветерка розу «Ничеллу», свою любимицу. Все лето она красовалась на клумбе, а зиму жила в сооруженной своими руками оранжерее. Множество семян других цветов – тех, которые никогда не приживались на Урале, тогда было высажено и выращено его умными руками, словно какое слово заветное знал.
Меж тем шли годы. На краю города, недалеко от вокзала, появилась молодая сосновая роща - еще одна мечта сбылась. А сколько их еще теснилось в его сердце. Ходил по городу, мысленно отмечал кварталы, выгодные для расположения зелени…
А затем грянула Октябрьская революция и он, как человек маленький, попав в этот страшный водоворот событий, не сразу разобрался, куда несет его течение времени. Единственным якорем жизни был парк, от которого теперь он не отходил ни днем, ни ночью. Сначала пьяные белогвардейцы, крича что большевики быдло и не должны гулять здесь вытоптали клумбы, затем в зимнюю стужу жители по ночам рубили деревья… После войны когда садовник восстанавливал утраченное в парк пришел военный и посмотрев на его работу предложил остаться работать при парке. Не знал он, что и так от парка теперь Василию ни куда не деться, за двадцать лет так прикипело к нему сердце, что только с жизнью и оторвать…
С тех пор минуло много лет. Давно у Василия Николаевича посеребрилась голова и клинышек бороды. А маленькие сосенки за городом вымахали и стали стройными, прекрасными деревьями. Выросла на речке Серебрянке березовая аллея, оформились бульвары акаций и тополей, расцвел сиреневый сквер особая гордость садовника.
А до этого долго ходил Василий Николаевич выбирая будущему скверу место и, наконец, нашел в самом центре города. Затем долго убеждал, настаивал начальников горкомхоза и вот в 1933 году был устроен субботник, на котором он вместе с молодыми ирбитчанами трудился. Через два дня заброшенный пустырь по его проекту был засажен молодыми саженцами сирени.
Но все же главной его заботой был парк. Убрав его осенью, он начинает собираться в Москву в ботанический сад, где ему уже по списку приготовлены семена. Как только сходит снег начинает хлопотать над рассадой. Упрямый старик, как его называли в горкомхозе, за 55 лет вывел более 50 сортов цветов и именно мало кто знает, именно благодаря ему в нашем уральском климате появились яркие цветы георгины. В 1949 году убедил городскую власть заложить новый сад, где будут высажены 200 лип и 300 кустов сирени по улице Революции. 100 тополей, чтобы убрать топь, были высажены вдоль улицы Советской и 100 - по Орджоникидзе. По улице Пролетарской были высажены 100 лип. Началась высадка яблонь по улице Ленина и за городом заложен питомник фруктовых и декоративных деревьев. Оделся Ирбит в марево зеленого кружева, и каждую весну благоухают яблони и черемуха, золотится и пахнет горьковатым медом липа».
За все это время Василий Николаевич был награжден десятками почетных грамот и благодарностей. Министерство коммунального хозяйства РСФСР в 1949 году наградило садовода, отдавшего более 60 лет жизни любимому делу, значком отличника социалистического соревнования. Есть у него и медаль от Советского правительства «За трудовую доблесть». Но главной для него наградой было смотреть, как каждую субботу и воскресенье по парку вдоль клумб с цветами гуляют красиво одетые люди, играет музыка, летят в небо качели и бегут расписные лошадки, на карусели унося детей и взрослых в сказку. А вечером в парке танцы и парочки кружатся на танцплощадке в вальсе… Мамы и папы наших родителей целовались под сенью деревьев парка. Мы, поколение шестидесятых, еще успели увидеть и впитать в себя ауру душистых аллей и ровных дорожек на которых оставались обломки каких-то статуй, мы еще бегали туда на танцы… А затем люди власти «заболели», и мы вместе с ними, грандиозными проектами, и старый парк стал никому не нужен.
Говорят все когда-нибудь возвращается на круги своя. Когда-нибудь, вот только не было бы слишком поздно…

Елена Абрамова
Использованы статьи газеты «Коммунар»