Братенкова Зинаида Алексеевна, Почетный гражданин города Ирбита

Братенкова Зинаида Алексеевна, Почетный гражданин города Ирбита
В сентябре 1969 года, когда ирбитскому комсомолу исполнилось 50 лет, газета «Восход» опубликовала воспоминания Зинаиды Алексеевны Братенковой — первого председателя горкома комсомола, члена КПСС с 1919 года, почетного гражданина Ирбита. Даже в сокращенном виде рассказ дает нам довольно полное представление о том, какими были они, первые комсомольцы…
Из воспоминаний З.А. Братенковой:
«В июле 1919 года войска Красной армии освободили Ирбит от колчаковщины, а в конце августа из губернского комитета комсомола приехал т. Красулин, чтобы организовать комсомол.
Предварительно инициативная группа по всему городу расклеила обращения к юным пролетариям о вступлении в Коммунистический союз молодежи. 21 августа в городском театре был созван общегородской митинг молодежи, на котором т. Красулин, кратко разъяснив задачи Союза, Программу и Устав, обратился к присутствующим с призывом вступить в члены комсомола.
От партийной организации выступил матрос т. Стриганов, которого рабочая молодежь слушала с затаенным дыханием. А вообще молодежь собралась самая разношерстная — семинаристы, бывшие гимназисты… Мещанская молодежь, пришедшая из любопытства, переговаривалась между собой, занималась флиртом. Несколько гимназистов сделали попытку выступить против организации комсомола, молодежи некогда заниматься политикой, ей учиться надо. Этому сразу дали решительный отпор. По окончании митинга открылась запись в члены КСМ. Всего записалось 70 человек.
А 3 сентября 1919 года состоялось первое городское собрание комсомольцев. Избрали городской комитет: меня — председателем, Сережу Елизарьева — секретарем. А было нас, членов РКСМ, но тому времени немало — семьдесят.
Ирбитский комсомол занимал все более видное место в политической, хозяйственной, организаторской жизни, и тут важную роль сыграло партийное руководство нами.
Мы горячо взялись за работу. Тотчас же получили помещение, хорошую обстановку, пианино, ликвидированное у какого-то богача, организовали клуб, библиотеку-читальню. Заведовала всем имуществом моя четырнадцатилетняя сестра Надежда, в дальнейшем — одна из создателей пионерских организаций в городе и уезде, а затем и в Екатеринбургской губернии. Младший брат Иван также был в активе, работал по указаниям военкомата. Нашей младшей сестре Тамаре исполнилось только 11 лет, но она настаивала на том, чтобы и ее приняли в члены Союза. Не приняли, но давали выполнять различные поручения.
Те годы были тяжелыми, архиопасными для молодой Советской республики, и безусые пареньки, такие, как Женя Елизарьев, Боря Ченцов, Вася Лихачев, прямо со школьной скамьи, недоучившись, мужественно шагнули в самое пекло гражданской войны, показав пример ирбитским комсомольцам.
Партия посылала нас  в продотряды — изымать хлеб у кулаков. Не раз доводилось ездить со старшими товарищами и мне — в Байкалово, например.
Уходили комсомольцы и на трудовой фронт — главным образом на лесозаготовки. Промокшие и продрогшие до костей, в плохонькой обуви и одежде, ребята, которым по 14—15 лет, работали до поздней ночи. И не расставались с шуткой и песней.
Немало комсомольцев ушло тогда на борьбу с сыпняком. Это тоже был фронт…
Коротко о внутрисоюзной работе. Главным местом нашего общения стал клуб. По вечерам собирались здесь. Уборку проводили сами. Имея общие интересы, комсомольцы быстро сплачивались, воодушевлялись на революционную борьбу, получали ответы и разъяснения на волнующие их вопросы от старших товарищей, изливали им душу. Устраивали громкие читки, слушали лекции, занимались в политкружках. Часто про­водили вечера вопросов и ответов. Организовывали дис­путы политического и анти­религиозного характера, учились военному делу, пе­нию революционных песен, играли в шахматы, на музы­кальных инструментах, ста­вили спектакли. Без режиссе­ра было трудно справиться и ирбитским комсомольцам очень много помогал актер Анатолий Евгеньевич Икон­ников. Ни один спектакль, концерт не обходился без его самого активного учас­тия.
Комитет работал почти круглые сутки. Когда бы кто ни пришел сюда, секретарь Сережа Елизарьев находился всегда здесь. Он толково проводил собрания, делал доклады, уверенно выступал в прениях по серьезным во­просам, хорошо знал делопроизводство.
Поселился в горкоме и член комитета Женя Шамарин. Говорил он в свои 15 лет весьма обстоятельно, неторопливо, уверенно. Потом мы узнали: решающую роль в его раннем формировании сыграла встреча летом 1919 года с Надеждой Константиновной Крупской в Самаре, на агитационном пароходе «Красная звезда», где она выступала перед уральцами, возвращавшимися к себе на родину после изгнания колчаковцев.
Мы часто проводили собрания, где обсуждали вопросы текущего момента и задачи Союза. Социалистическое Отечество было в опасности, Деникин угрожал Москве, и события развивались тогда очень бурно. Не менее чем за полтора месяца мы подготовили уездный съезд, который состоялся 15 октября 1919 года, когда РКСМ не было и года.
Зал был полон. Доверили открывать съезд мне. Почтили вставанием память погибших за революционное дело товарищей. Был избран президиум, почетными членами которого стали руководители партии и Правительства во главе с Лениным.
Речи ораторов были кратки, наполнены какой-то особой гордостью, уверенностью в своих силах. Каждый понимал, что создавшаяся тягчайшая обстановка внутри страны требует меньше слов, больше дела. Требуется провести съезд в кратчайшие сроки и быстро разъехаться по местам для проведения его решений в жизнь. Помню в числе выступавших товарищей Петра Степанова, Евгения Шамарина, Сергея Елизарьева,  Максима Сурнина, рабочих Егоршинских копей, Ирбитского завода. Выборы первого уездного комитета были единодушными.
Съезд носил организационный характер. Требовалось сплотить отдельные комсомольские организации вокруг единого уездного центр, установить тесную связь между ним и местами.
Помощь коммунистов мы ощущали постоянно. Благодаря партийному комитету (тт. Шипипын, Воронцов, Ветлугин, Кузнецов, Венедиктова) всегда знали решения партии по всем злободневным вопросам и ходили этакие «всезнающие и всевидящие». Тогда каждый комсомолец должен был вести агитационную работу, разъясняя, убеждая людей, чтобы они правильно смотрели на происходящие события. Не всегда был силен оратор, но зная, что его устами говорит партия, а она говорит только правду, слушали его, верили ему шли за ним.
Много помогала нам, комсомольским активистам, член президиума партийного комитета, член партии с 1919 года Александра Венедиктова. Я училась вместе с Шурой в гимназии, хотя она и была на несколько лет старше меня. Вместе мы вели подпольную работу во время колчаковщины…»

Список литературы:
Братенкова, З.  На заре комсомольской юности // Восход. – 1981. – 10 июля.
Братенкова, З.   Мы горячо взялись за работу // Восход. – 2013. – 29 окт.