Еремин А.С. Сказочная карта России

Еремин А.С. Сказочная карта России
По инициативе москвича Алексея Козловского, в нашей стране реализуется культурно-туристический межрегиональный проект «Сказочная карта России», направленный на развитие и продвижение территорий, достопримечательностей регионов. Проект основан на историческом наследии страны — сказках, былинах и легендах. Задача проекта найти и обосновать места возможного рождения или существования сказочных или легендарных героев. Уже обрели свою родину такие сказочные персонажи, как Дед Мороз, Снегурочка, Иванушка-дурачок, Колобок, Чебурашка и многие другие. Свердловская область представлена на ней Данилой-мастером и Хозяйкой Медной горы.
Однако участие нашего края может быть шире, только для обоснования этого нужно обратиться уже не к сказам Бажова, а к легендам коренных жителей Урала — финно-угров.

Первый опыт охоты
Известный российский историк В.Я.Петрухин в своей монографии «Мифы финно-угров» описывает волшебную охоту на лося:
«Небесное происхождение [наряду с медведем] приписывается [в финно-угорской мифологии] также лосю: некогда он имел шесть ног и мчался по небу так быстро, что никто не мог догнать его. Тогда на охоту отправился некий сын бога или человек Мось — первопредок обских угров — на лыжах из священного дерева. Охотнику удалось согнать лося с неба на землю и отрубить ему лишние две ноги, но следы небесной охоты навсегда запечатлелись на небе: Млечный путь — это лыжня охотника, Плеяды — женщины из его дома, Большая Медведица — сам лось. Небесный же охотник с тех пор поселился на земле, где было изобилие дичи.
В другом мифе охотник — младший сын небесного бога — гнался за волшебным лосем по земле. Дело происходило в начальные времена. Сын бога по имени Мир-сусне-хум заботился о будущих людях и переживал, что они не смогут догнать лося, которого бог создал шестиногим.
Сам герой женился на земной женщине, и тесть не любил зятя — дразнил его тем, что у того в животе булькал лишь налимий суп: первые люди еще не ели мяса. Тогда зять решил догнать шестиногого, а тестя взял с собой: тот, ворча, согласился — ему хотелось отведать лосятины.
Вспугнутый лось помчался с такой быстротой, что его следы затвердевали, прежде чем люди успевали к ним приблизиться. Но голос свыше призвал сына не отчаиваться, а преследовать лося до священного озера, что в центре мира. Но и на священном озере охотник не смог догнать лося; голос свыше указал ему еще более дальний путь — к озеру в конце многорыбной реки. На волшебных лыжах, переступая сразу через пять лесов, герой, наконец, догнал лося на острове посреди озера на краю мира. Здесь он и отрубил ему лишние ноги, а потом разделал тушу. Шкуру зверя он прикрепил к небу — она должна стать зарей, отмечающей начало дня для людей. След его также прибил кончиком лука к небу — это звезды, по которым смогут ориентироваться люди. Лося он заклял, чтобы зверь уставал и позволял обычному охотнику догнать себя хотя бы на второй день.
Сердце и язык лося герой решил все же отдать тестю. Но старик был еще далеко — там, где охотники только вспугнули лося. Обрадованный тесть отправился готовить мясо, а зять оставил его в лесу и заклял сварливого старика — пусть он заблудится и погибнет».
Данный миф позволяет достаточно легко локализовать место происхождения охоты, так как первым охотником был первопредок обских угров — это территория древней Югры (земли угров — манси и хантов). Проживали они от р. Исети на юге до Приполярного Урала на севере по обе стороны Уральского хребта.
Что касается лося, то он является знаковым животным для наших земляков. Не даром его изображение имеется в гербах сразу нескольких уральских городов: Чердыни, Тавды и Миасса. Но Миасс следует сразу исключить, так как бассейн р. Миасс не входил в территорию древней Югры. Указания на озера и многорыбную реку указывают, что, скорее всего, первый охотничий трофей был добыт в Зауралье, хотя, учитывая долгое преследование лося, прошла лыжня первого охотника и через территорию предуральской Югры, т.е. в окрестностях современной Чердыни.
Однако миф — это не сказка, и поэтому должны остаться артефакты первой охоты. И действительно, такой артефакт имеется — это бронзовое изображение лося с культей от обрубленных ног, найденное на Ирбитском городище, возле д. Мельниковой Ирбитского района.
На туловище лося изображены две личины, надо полагать самого охотника и его тестя. Косвенным доказательством, что первым охотничьим трофеем был лось, является то, что «самым охотничьим кушаньем» и «классической охотничьей закуской», по свидетельству писателя Д.Н.Мамина-Сибиряка (см. его роман «Горное гнездо»), является губа лося.
Таким образом, есть все основания для того, чтобы признать Свердловскую область родиной охоты.

Тайна русской матрешки.
В Википедии, в статье, посвященной матрешке, говорится: «Русская деревянная расписная кукла появилась в России в 90-х годах XIX века, в период бурного экономического и культурного развития страны. Это было время подъема национального самосознания, когда в обществе все настойчивее стал проявляться интерес к русской культуре, вообще, и к искусству, в частности. В связи с этим возникло целое художественное направление, известное под названием “русский стиль”».
Первые эскизы русской деревянной куклы были предложены профессиональным художником Сергеем Малютиным, одним из активных создателей и пропагандистов “русского стиля” в искусстве. Идея ее была подсказана автору японской игрушкой, привезенной с острова Хонсю женой С.И.Мамонтова. Это была фигура добродушного лысого старика, мудреца Фукурамы, в которой находилось еще несколько фигурок, вложенных одна в другую.
Русская же кукла представляла собой круглолицую крестьянскую девушку в вышитой рубашке, сарафане и переднике, в цветастом платке, держащую в руках черного петуха.
Назвали ее «матрешкой». И сделано это было неслучайно. Ведь в основе имени Матрена лежит слово “матерь”. Впоследствии оно сделалось нарицательным и стало означать токарное разъемное красочно расписанное деревянное изделие. Но и по сей день матрешка остается символом материнства, плодородия, поскольку кукла с многочисленным кукольным семейством прекрасно выражает образную основу этого древнейшего символа человеческой культуры.
Однако, японская версия-легенда происхождения матрешки не объясняет ни почему игрушка сменила свой пол с мужского на женский, ни почему она триумфально прошествовала по России, и была признана символом России, как внутри страны, так и за рубежом. И именно в попытке найти ответы на все эти вопросы в это время появилась уральская версия происхождения матрешки.
В первом номере журнала «Вокруг света» за 1960 год была опубликована статья Л.Лившица и Л.Теплова «Золотая Баба аримаспов». Рассказав кратко историю Золотой Бабы, авторы продолжали: «А теперь вернемся в наш здравомыслящий век и попробуем разобраться: что же представляло собой это золотое пугало, которое тем и было страшно, тем и обезоруживало природный здравый смысл людей, что его никто никогда не видел.
Вспомните безобидную лакированную матрешку, внутри которой помещается другая поменьше, а в той еще и еще... И те, кто теперь точит и раскрашивает матрешек, и, конечно, те, кто уверенными ручонками добирается до самой маленькой, самой потаенной куколки, не знают, что некогда ее свирепая бабушка обирала бедных и темных людей, что она олицетворяла самую великую тайну природы — тайну продолжения рода».
Дело в том, что вопрос рождения детей всегда был загадкой для древних людей. Жители сибирских лесов полагали, что в теле каждой женщины скрываются маленькие дети, а в девочках, которые сами еще не родились, — еще меньшие дети, и так без конца. И подобная теория и может рассматриваться в качестве первоосновы для создания матрешки.
Кроме того, уральская версия-легенда происхождения матрешки объясняет, почему она женского рода, почему быстро завоевала Россию и была признана внешним миром. Ведь воспоминания о ней сохранились в генетической памяти русского народа. И когда он увидел матрешку, он, сам не сознавая того, признал ее маленькой «Золотой Бабой» — вечным символом России. По этой же причине она стала популярна у иностранцев, считавших до конца XVII века Slata Baba едва ли не символом Московии.
Для предков же наших Золотая Баба являлась главной языческой святыней славян, которую мечтали найти и уничтожить христианские священники. Но благодаря христианизации Руси, о Золотой Бабе сохранились точные интересные описания в различных документах: от Пермской летописи 1398 года, до трактата “О двух Сарматиях” 1517 года и пр. В частности интересно описание Золотой Бабы из “Записок о московитских делах” «иноземного» дипломата XVI века Герберштейна: “В низовьях Оби до Золотой Старухи, где Обь впадает в океан, находятся реки: Сосьва, Berezwa и Надым, которые все берут начало с горы Камень Большого Пояса и примыкающих к ней скал. Все народы, обитающие от этих рек до Золотой Старухи, считаются данниками государя московского.
Золотая Баба (Slata baba, т. е. Золотая Старуха), — это идол, стоящий при устье Оби в области Обдора, на том берегу. По берегам Оби и по соседним рекам расположено повсюду много крепостей, правители которых, как говорят, все подчинены государю московскому. Рассказывают, а выражаясь вернее, баснословят, будто идол Золотой Старухи — это статуя в виде старухи, держащей на коленях сына, и там уже снова виден еще ребенок, про которого говорят, что это ее внук”.
Но если первоначальным местонахождением Золотой Бабы была Пермь Великая (северное и центральное Предуралье), то по мере русского продвижения на территорию современного Урала и Западной Сибири, местонахождение Золотой Бабы переместилось сначала в Зауралье, а затем — на обский Север, где и потерялись ее следы.
На этом пути Золотой Бабы производство матрешки возникло, как в Предуралье (кировская или вятская матрешка), так и в Зауралье (туринская матрешка).
Таким образом, хотя первая известная русская матрешка была изготовлена в Москве, родиной ее следует признать, как и в случае с рождением человека, место «прописки» ее «матери» — Золотой Бабы. А так как место «прописки» менялось, родиной матрешки следует признать, как предуральскую Пермь Великую — современные Кировскую область и Пермский край, так и зауральскую Югру — современные Свердловскую область и Ханты-Мансийский автономный округ.

Подготовлено кандидатом исторических наук Алексеем Ереминым