Таиров Н.И. Tатары на Ирбитской ярмарке

Таиров Н.И. Tатары на Ирбитской ярмарке
Ирбитская ярмарка по праву вместе с Нижегородской считалась круп­нейшей ярмаркой России. Ирбитское торжище было признанным центром пушной торговли страны, «зеркалом пуш­нины».
Из законодательных источников изве­стно, что к середине XVIII в. уездные слу­жилые татары, в отличии от слободских, обладали меньшими привелегиями в обла­сти торговли, но могли совершать поездки «в Уфимский уезд и в другие места (в ука­зе: Санкт-Петербург, Астрахань, Ирбит­ская ярмарка, Оренбург) для торговых сво­их промыслов и покупок лошадей» при ус­ловии взятия у них «в приезде поруки и обязательства»1. Видимо, казанские сло­бодские татары могли это делать и рань­ше.
Академик Иоганн Гмелин, побывав­ший на Ирбитской ярмарке в 1734 г., отме­чал: «Из чуждых национальностей были греки, татары различных племен»2. Учас­тие татар фиксируют современные авторы: «В «татарском» его конце [Ирбита] оста­навливались казанские ямщики..., в «теребиловке» — тоболяки: татары, ханты, ман­си...»3. Они также упоминают о татарах, которые «торговали мануфактурой "на ар­шин"»4.
Анализ источников позволяет отчасти выявить товары, поступавшие из Ирбита в Казанский край. Так, К. Фукс, описывая стол казанских татар, указывал на сухие фрукты привезенные из Ирбита5. В очень большом ходу были меха, счет которым шел на тонны. Во время торжища в февра­ле 1872 г. представители Казани закупили для дальнейшей обработки 30 тонн меха лисицы, около 8 тонн меха степного вол­ка6. На этой же ярмарке основные партии (до 1000 пудов) конского волоса, находи­лись у татарских купцов братьев Айтикиных7.
Присутствие татарских купцов на пуш­ном рынке прослеживается и в публицис­тике того времени. В одном из материалов газеты «Ирбитский ярмарочный листок» читаем письмо русского купца о посеще­нии им своего знакомого пушного торгов­ца. Автор пишет: «Во всех углах идет счет шкурок. По середине комнаты, на полу, наклонившись, перебирает и считает шкур­ки татарин, приговаривая: "бир, ики, уч, дюрт, беш, алты, еди, секис, токус, он"»8.
Татары вели в городе и постоянную торговлю. Так, в первой половине 90-х гг. XIX в. Сабитов, 3. Шамсутдинов, Н. Ша-лабутдинов (видимо, Шигабутдинов) продавали мануфактурные товары и галанте­рею9.
Татары торговали на ярмарке кожевен­ными изделиями, обувью, шапками, тюбе­тейками и другими товарами. Покупатели были хорошо знакомы с обувными мага­зинами казанцев М. Галиева и М. Мусина. Житель г. Астрахани, побывавший на тор­жище в 80-е гг. XIX в., писал: «Вообще ка­занцы доставляют сюда предметы искус­ства и ремесел». Купцы из Семипалатинс­ка и Петропавловска, среди которых было много татар, покупали товары, производя­щиеся в Москве, Казани и других городах страны. Они одновременно продавали и сырье10. Татары из Поволжья, в первую оче­редь из Казани, удовлетворяли также по­требности мусульман в религиозных и светских книгах. Наибольшим спросом пользовался Коран. Самая же известная книжная торговля на ярмарке принадлежа­ла казанцу Ш. Хусейнову. Состав татарс­ких купцов на ярмарке в разные годы не был одинаковым. В 70-е гг. XIX в. среди торговцев-татар в источниках упоминают­ся Баязитов, К. Алмазов из Казани, Габай-дуллин, Усмановы, Яушевы, Урсаев, Му-хаметкаримовы из Троицка, Габайдуллин, Тастемиров, Бикташев, Сутюшевы, Баязи­тов из Петропавловска, Агафуровы, Тюме-нев из Екатеринбурга, Гилев из Бийска, Бенкулов, Абубакиров, Валитов, Иксанов, Хисомутдинов из Усть-Каменогорска11. На Ирбитской ярмарке 1891 г. татары закупа­ли большое количество плугов, сортировок и веялок12.
В 1894 г. среди татарских купцов на Ирбитской ярмарке мы встречаем и дру­гих лиц. Кожей и обувью торговали Г. Тазутдинов, С. Габайдулин, А. Сайфуллин, X. Носихов, Н.-М. Забиров, Г. Усманов. Торговали они небезуспешно, занимая по торговым оборотам, как правило, далеко не последние места. Так, татары Ш. Габайдул­лин и X. Тамерпулатов были в числе вось­ми крупных торговцев шапками и карту­зами, И. Файзуллин и М. Б. Рафиков тор­говали готовыми платьями, Г. С. Вайхитов, С. Боязитов, С. Фахтуллен (видимо, Фат-хуллин), И. Габасов, Г. Илалов — мехами, Ибрагимджанов, Г. Шагабутдинов — ма­нуфактурными изделиями, М. Галиев, Ш. Каримов, М.-Ш. Мусин, М. Мусин, М.-Г. Мурсалимов, Хайбуллин, М. Амир-ханов и Ш. Искаков — азиатскими товара­ми13.
Участие татар на Ирбитской ярмарке было весьма значительным и в начале XX столетия. Так, на ярмарке 1901 г. было представлено 532 фирмы России, из кото­рых 52 фирмы принадлежали татарам. Дан­ные фирмы были зарегистрированы в та­ких регионах страны, как Казанская губер­ния, Петропавловск, Ирбит, Екатеринбург, Тюмень, Пермь, Москва и т. д.
Кроме фирм, устроители ярмарки взя­ли на учет и 666 отдельных предпринима­телей. Из них татарами были 83 человека. Они прибыли из Казани и Казанской гу­бернии (15 чел.), Оренбургской (12 чел.), Московской (2 чел.), Пермской губерний (3 чел.). Больше всего татар было из Сиби­ри и Степного края (Семипалатинск, Пет­ропавловск и др.) — 36 человек14.
Самыми крупными татарскими купца­ми на ярмарке этого года были братья Ага­фуровы. Исследовательница С. Корепано-ва из Екатеринбурга, опираясь на газетные источники, утверждает, что Зайнетдин Ага-фуров вел торговлю на ярмарке с 1875 г. Впоследствии он стал членом учет­ных комитетов оперирующих на ярмарке банков, членом ярмарочного комитета и попечителей магометанской мечети15. В конце XIX в. братья Агафуровы, создав­шие торговый дом, одними из немногих торговали табаком. В 1900 г. продажа та­бачных изделий на торжище находилась только в их руках. По сравнению с 1899 г. сортового табака они завезли на 20 тыс. руб. больше. Кроме табака, Агафуровы на ярмарках рубежа XIX-XX вв. продавали га­лантерейные, москательные, парфюмер­ные товары, а также чай (собственной раз­вески), сахар и спички.
Нередко татары были представителя­ми, доверенными лицами фирм и конкрет­ных предпринимателей. Так, в 1901 г. Г. Атнагулов представлял фирму троицко­го купца Я. Дюзеева, 3. М. Исляев — фир­му М. А. Курамшина (Москва, Омск).
Характерны данные о представитель­стве татар на ярмарке 1910 г. Из заявлен­ных 1062 фирм и купцов, как продающих, так и покупающих, 174 были татарами. Из Поволжья и Приуралья прибыло почти 60 торговцев татар, в том, числе из Казанской губернии — 27 человек. Остальные по пре­имуществу представляли Сибирь и Степ­ной край16.
О месте и роли татар на ярмарке сви­детельствует то, что почти половина членов и кандидатов в члены яр­марочного комитета от иного­роднего купечества были тата­рами. Это 3. X. Агафуров, М. М. Давлет-Кильдиев, К. М. Муртазин, Л. С. Мусин, Г. А. Хусаинов, X. М. Каримов и 3. Исхаков.
Еще большим было учас­тие татар (252 из 1369 фирм и торговцев) на ярмарке 1911 г. Из одной только Казани при­были представители 30 фирм. Казанцы привезли с собой ази­атскую обувь, кожевенные то­вары, пушнину, галантерею, бязь, фрукты, жировые товары. А на ярмарке их интересовали ковры, пушнина, комиссион­ные и другие товары.
Пушнина составляла не­пременный предмет торговых операций предпринимателей-татар и из других регионов России — Вятской, Оренбург­ской, Пермской, Уфимской, Пензенской, Рязанской и Сим­бирской губерний17.
Пушнина была самым хо­довым товаром и на Ирбитской ярмарке 1913 г. Наибольшим спросом пользовались шкурки молодого песца. Основными их покупателями стали казан­ские купцы. Они же скупили 60 процентов всего привоза меха кошки.
Казанские татарские фир­мы практически были монопо­листами при продаже азиатс­кой обуви и азиатских голов­ных уборов. Оборот их торгов­ли достиг до 100 тысяч рублей. Расширили свое дело извест­ные купцы Агафуровы. Они занимали не только ведущее место в табачной торговле, но также в продаже игольно-галантерейных, парфюмерных товаров. Агафуровы играли немаловажную роль и на рын­ке швейных машин. Они вели реализацию этих популярных товаров, будучи представите­лями известного товарищества Ж. Блок18.
Казанцы, среди которых было немало татар, активно скупали конские, козловые кожи и бараньи шкурки.
Купцы Агафуровы занима­ли ведущее место и на ярмарке 1914 г. Они продавали игольно-галантерейные товары, пар­фюмерию, швейные машины, швейные нитки на катушках (швейная бумага). В этих сек­торах рынка им не было рав­ных19.
Наиболее крупными и из­вестными татарскими купцами на ярмарке, кроме Агафуровых, были Шафигуллины (Ир­кутск), Мусины (Семипала­тинск), Апанаевы, Каримовы, Мусины (Казань), Яушевы (Троицк), Сейдуковы (Си­бирь).
В Ирбит на ярмарку при­езжала масса народу. Для раз­мещения существовало не­сколько возможностей. Преж­де всего это разного рода под­ворья — Сибирское, Монас­тырское, Введенское и другие. Но их было недостаточно. Большая часть приехавших снимала угол у частных домо­владельцев. Последние стре­мились не упустить свой шанс. Дома, в Ирбите даже самые маленькие, были двухэтажны­ми, и все пригодные площади сдавались в аренду. Купцы и торговцы традиционно оста­навливались у одних и тех же горожан и расплачивались с ними за ярмарку следующего года. Приемом и размещением участников ярмарки занима­лись и проживающие в Ирби­те татары. Так, в дни ярмарки 1915 г. у домовладельца Бик-муллина останавливались Г. Файзуллин и Н.М. Хамидуллин (Петропавловск), про­дающие пушнину20.
Без всякого сомнения, биз­нес, торговые дела главенство­вали на ярмарке. Однако ни одной коммерцией жили здесь татарские купцы и предприниматели, их приказчики. Ирбитская ярмар­ка была для них и местом встречи с други­ми татарскими и русскими деловыми людь­ми. По авторитетному свидетельству изве­стного предпринимателя и общественного деятеля А. Мэнгэра, во время ярмарки та­тарские купцы нередко собирались на вто­ром этаже магазина Агафуровых на обеден­ное чаепитие. Здесь наряду с коммерчес­кими проблемами обсуждали и вопросы, связанные с жизнью и деятельностью та­тар России21. Следовательно, магазин бра­тьев Агафуровых превращался в место об­суждения современного состояния и буду­щего татарского народа. В минуты отдыха купцы слушали любимые татарские народ­ные песни.
Участники Ирбитской ярмарки откли­кались на различные призывы о помощи нуждающимся. Весной 1892 г. среди горо­дов России перечисливших в Оренбургское магометанское духовное собрание средства в пользу пострадавших от неурожая был и Ирбит22.
Изложенное выше позволяет нам ут­верждать о том, что татары России были постоянными участниками Ирбитской яр­марки. Здесь были представлены татарские предприниматели и купцы практически всех регионов Российской империи.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Ногманов А. Татары Среднего Поволжья и Приуралья в Российском законодательстве второй половины XVI-XVIII вв.-Казань,2000.-С86.
2. Хитров А. К истории г. Ирбити и Ирбитской ярмарки.-Ирбит,1872.-С.35.
3. Герштейн Я. Л., Смирных А. И. Ирбит.-Свердловск,1981-С. 12-13.
4. Там же.-С23.
5. Фукс К. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношении.-Казань,1991.-С48.
6. Ирбитский ярмарочный листок.-1872.-16 февраля.
7. Там же.-10 февраля.
8. Там же.-16 февраля.
9. Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Торгово-промышленный адрес-календарь Российской империи / Издание А. С. Суворина.-1895.-Стлб.2248. О наличии определенного количества мусульман, в т. ч. татар среди горожан и участ­ников ярмарки говорит то, что к началу 70-х гг. XIX в. в Ирбите была мечеть, позднее появилась и мусульманская школа. Красивое здание мечети было двухэтажным. Большую роль в ее сооруже­нии сыграл известный мусульманский деятель петропавловский ахун Абдул-Бари Яушев. В дни ярмарки Оренбургское духовное магометанское собрание назначало двух имамов для организа­ции службы в храме. (Тарджеман.-1887.-12 апреля).
10. Тарджеман.-1887.-12 апреля.
11. Ирбитский ярмарочный листок.-1872.-8, 17 февраля.
12. Тарджеман.-1891.-28 февраля.
13. Вся Россия...-Стлб.2253-2256.
14. Справочная книжка Ирбитская ярмарка на 1901 год.-Ирбит,1901.-С41,46-197. Подсчеты фирм и торговцев сделаны нами.
15. Корепанова С. Агафуровы // Татарстан.-2002.-№ 5.-С.33.
16. Справочная книга Ирбитская ярмарка на 1910 год.-Ирбит.-С41, 80-197.
17 Справочная книга Ирбитская ярмарка на 1911 год.-Ирбит.-С.63,78-79,88-89.
18 Справочная книга Ирбитская ярмарка на 1914 год.-Ирбит.-С87, 90, 94-95.
19. Справочная книга Ирбитская ярмарка на 1915 год.-Ирбит.-С. 18-40.
20. Там же.-С124, 126.
21. Әхмәтвәли Мәнгәр. Хатирәләр.-Казан,1997.-С.164-165; Тагиров И. Р. Очерки по истории Та­тарстана и татарского народа.-Казань,1999.-С20.
22. Тарджеман.-1892, 12 апреля.

Наиль Таиров,
кандидат исторических наук
http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/2004_01/11/03/




ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)