Попп И.А. Возрождение мирового суда в Ирбитском и Екатеринбургском уездах Пермской губернии в 1917—1919 гг.

Попп И.А. Возрождение мирового суда в Ирбитском и Екатеринбургском уездах Пермской губернии в 1917—1919 гг.
Сегодня многие авторы обращаются к изучению судебно-мировых учреждений, организованных в Российской империи после судебной реформы 1864 г. Однако недостаточно внимания уделяют преобразованному после Февральской революции институту мировых судей, исследование которого необходимо начать с отдельных уездов. Это позволит наиболее объективно проанализировать деятельность обновленного мирового суда.
В соответствии с постановлением Временного правительства от 4 мая 1917 г. «О временном устройстве местного суда» в Пермской губернии возродился мировой суд (Вестник права. № 22–23. 13 июня 1917. С. 476–478). «Неотложность практического введения в жизнь института мировых судей» быстро осознали и в Ирбитском и Екатеринбургском уездах Пермской губернии (ГАСО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 70. Л. 194). К тому же Министерство юстиции требовало «немедленного производства выборов мировых судей» (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 7 об.).
Уже в июле 1917 г. были созваны в г. Екатеринбурге и г. Ирбите чрезвычайные уездные земские собрания. Гласные произвели выбор мировых судей и утвердили распределение уездов на судебно-мировые участки. При этом учитывалось «естественное тяготение населения к существующим административным и экономическим центрам» (ГАСО. Ф. 434. Оп. 1. Д. 222. Л. 85). В Ирбитском уезде образовалось 10 судебно-мировых участков (См. схему № 2), а в Екатеринбургском — 25 (См. схему № 1). Для сравнения, в 1873 — 1893 гг. в Ирбитском уезде было только 3 судебно-мировых участка, в Екатеринбургском — 9.
Во время выборов мировых судей заслушивались доклады юридических комиссий, которые давали «заключения о каждом кандидате с объяснением степени образовательного и служебного стажа». Предпочтение отдавалось профессионалам. 8 июля 1917 г. в Ирбитском уезде из 6 избранных мировых судей 4 имели юридическое образование. В этом же уезде 27 октября 1917 г. прошли дополнительные выборы мировых судей: «остановились на 8 лицах с высшим образованием, не признав желательными кандидатуры всех остальных лиц» (ГАСО. Ф. 434. Оп. 1. Д. 222. Л. 86–90, 189, 210–210 об.; Там же. Д. 214. Л. 11). В Екатеринбургском уезде из 52 кандидатов в мировые судьи 18 были с высшим юридическим образованием (ГАСО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 70. Л. 159–160, 195 об.). Хотя гласные считали вопрос о выборе бывших земских начальников в мировые судьи «принципиальным» и говорили, что «в революционное время выбирать на должность мировых судей бывших земских начальников значит вызывать в массах только недоумение и навлекать на себя лично их неудовольствие» (ГАСО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 70. Л. 155 об.; Там же. Ф. 434. Оп. 1. Д. 222. Л. 210 об.). Однако мировой судья 19 участка Екатеринбургского уезда А.С. Назаров, избранный в июле 1917 г., до Февральской революции служил земским начальником в Шадринском уезде (ГАСО. Ф. 421. Оп. 1. Д. 1. Л. 3).
После решения основных организационных вопросов мировые судьи приступили к судопроизводству. В августе 1917 г. избранные судьи Ирбитского уезда отчитались перед мировым съездом о получении уголовных и гражданских дел (ГАСО. Ф. 739. Оп. 1. Д. 58. Л. 2). 22 августа 1917 г. мировые судьи Екатеринбургского уезда распределили между собой обязанности. Многие начали заведовать несколькими участками: Г.Н. Александров работал в 10 и 11 судебно-мировых участках, одновременно осуществляя правосудие в 4 городском участке г. Екатеринбурга (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. 9–10). Население нуждалось в суде даже по самым незначительным делам. Так, мировой судья 4 участка Ирбитского уезда рассматривал дело П.Ф. Нелюбиной, которая требовала от своего свекра-ответчика вернуть ей «деревянный сундук, одеяло, простыню, подушку, постельную занавеску, 4 мужских рубашки, кальсоны и серебряные карманные часы». Дело завершилось примирением сторон только через год (ГАСО. Ф. 737. Оп. 1. Д. 5. Л. 1).
В период с августа 1917 г. по февраль 1918 г. мировые судьи находились в тяжелейших условиях неопределенности из-за известных событий в стране. Кроме проблем связанных с организацией судопроизводства (передача судебных дел от земских начальников и волостных судей, обустройство постоянных мест пребывания мировых судей, обеспечение их канцелярскими принадлежностями), для мировых судей постоянно приходили из центра новые бумаги, вносившие ещё больший хаос.
Сначала в мировой суд передали административные дела бывших земских начальников, которые в начале октября 1917 г. отдали уже вновь образованным волостным земским управам. В конце августа 1917 г. в связи с Корниловским мятежом из Министерства юстиции прислали циркуляр о «возможно быстром наложении взысканий на лиц, не повинующихся законным распоряжениям властей», но самый большой удар по мировому суду нанесли большевики. Уже 19 декабря 1917 г. съезд мировых судей Екатеринбургского судебно-мирового округа обсуждал дальнейшие действия «в виду опубликованного декрета самозваных народных комиссаров об упразднении ныне существующих судебных учреждений». Им было поддержано постановление Казанской судебной палаты и решено «продолжать неуклонно исполнять возложенные на судебно-мировые учреждения обязанности до тех пор, пока это представляется возможным и приостановить свою деятельность лишь в случае насилия или вмешательства» (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 11, 19, 20, 30).
В таких условиях мировые судьи в Ирбитском уезде продолжали работать до февраля 1918 г. При этом они назначали судебные заседания, вызывали членов мирового суда от волостей, в которых проживали истцы и ответчики, информировали начальников милиции о датах процессов и др. (ГАСО. Ф. 739. Оп. 1. Д. 58. Л. 4–7). В Екатеринбургском уезде мировые судьи разбирали дела до 7—8 февраля 1918 г., когда комиссар юстиции Уральского областного совета потребовал от мировых судей «немедленно сдать в Екатеринбургское казначейство на восстановление кредита сметы Министерства юстиции, полученные квартирные деньги впредь за 4 месяца» (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 36–37). Возрождение мирового суда закончилось.
Летом 1918 г. в Екатеринбургском и Ирбитском уездах была временно ликвидирована советская власть, восстановлено земское самоуправление, а вместе с ним и мировой суд. Из журнала исходящих бумаг Ирбитского мирового судьи 6 участка известно, что в июле 1918 г. он начал работать (ГАСО. Ф. 739. Оп. 1. Д. 58. Л. 8 об.), но ещё 16 июля 1918 г. в 8 судебном участке Ирбитского уезда народный судья разбирал уголовные дела (ГАСО. Ф. 740. Оп. 1. Д. 14. Л. 1. 10). В Екатеринбургском уезде 29 июля 1918 г. мировые судьи вернулись к исполнению обязанностей, а 13 августа 1918 г. заседал съезд мировых судей. Он решил, что «существовавшие во время большевистской советской власти так называемые „народные судьи“, как назначенные неустановленной властью, не могут почитаться законными судьями, а, следовательно, и постановленные ими судебные приговоры и решения не могут иметь силы судебных решений» (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 37). Съезд мировых судей совершенно не учел того, что многие незначительные судебные дела достойно разбирались народными судьями. Зачем пересматривать дело И.Ф. Охрямкина, который сильно поссорился со своими близкими родственниками, но у народного судьи помирился и процесс завершился? (ГАСО. Ф. 740. Оп. 1. Д. 14. Л. 10).
Снова началась передача дел мировым судьям, теперь и от народных судей. Затем последовали петиции от Главного управления юстиции Временного правительства Урала, в которых «просили, по возможности, усилить свою деятельность путем разбора дел». Правительство требовало подвергнуть «немедленному пересмотру, принять все зависящее к немедленному освобождению тех из арестованных, кои без достаточных оснований лишены свободы». При этом появились некоторые трудности: был израсходован запас марок и судьи взыскивали суммы за делопроизводство наличными деньгами, обставляли мебелью комнату в съезде для приезжих мировых за собственные средства. К тому же продолжавшееся военное противостояние негативно сказывалось на судопроизводстве. Мировой судья 15 участка Екатеринбургского уезда в отчете за октябрь—декабрь 1918 г. указал, что большинство судебных дел были «приостановлены впредь до окончания войны и приведения армии на мирное положения» (ГАСО. Ф. 1850-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 38–40, 43–44 об., 50–51, 53).
Мировой суд действовал в Ирбитском и Екатеринбургском уездах до конца июня 1919 г. Последнее судебное заседание мирового судьи 17 участка Екатеринбургского уезда относится к 26 июню 1919 г. (ГАСО. Ф. 1955-Р. Оп. 1. Д. 1. Л. 12). В Ирбитском уезде поток исходящих бумаг от мировых судей прервался тоже в июне 1919 г. (ГАСО. Ф. 739. Оп. 1. Д. 58. Л. 57 об.). Несмотря на дестабилизацию во всех сферах жизни общества, связанную с Гражданской войной, авторитет мировых судей был довольно высок: многие судебные дела заканчивались после подачи заявления в суд. Так, Храмцов более двух лет не отдавал Судакову 8 пудов пшеницы, после обращения последнего в начале 1919 г. к мировому судье дело закончилось примирением и возвратом долга (ГАСО. Ф. 737. Оп. 1. Д. 35. Л. 9; Там же. Д. 34. Л. 7). Иногда мировым приходилось проявлять решительность, справедливо и строго наказывая ответчика: Н.И. Дрокин не желал «принимать побои и оскорбления» от пасынка Н.М. Овчинникова. После рассмотрения этого дела 30 мая 1919 г., мировой судья «подверг аресту Овчинникова на 1,5 месяца» (ГАСО. Ф. 739. Оп. 1. Д. 55. Л. 1–10).
Таким образом, деятельность мирового суда в Ирбитском и Екатеринбургском уездах в 1917 — 1919 гг. можно подразделить на два периода: 1) Июль 1917 — февраль 1918 гг. — возрождение обновленных судебно-мировых учреждений под действием гражданских свобод и всеобщей демократизации. Мировой суд, восстановленный законом 4 мая 1917 г., имел ряд преимуществ: коллегиальное рассмотрение дел с участием выборных членов мирового суда; отсутствие требования имущественного ценза от кандидатов в мировые судьи; центральное финансирование; увеличение числа судебно-мировых участков, что приблизило суд к населению; ликвидация волостных судов и передача их дел мировым судьям. При этом на местах наблюдались серьезные трудности, связанные с организацией судопроизводства, передачей судебных дел от земских начальников, отсутствием точной информации, неопределенной политической обстановкой в стране. 2) Июль 1918 — июнь 1919 гг. — новое восстановление мировых судов в рассматриваемых уездах. В условиях Гражданской войны ухудшилось экономическое положение мировых судей, но судопроизводство увеличилось: теперь приходилось пересматривать судебные дела не только земских начальников и городских судей, но и бывших народных судей. Кроме того, в такой сложной обстановке возросло количество мелких уголовных и гражданских дел, которые требовали срочного решения. При этом мировые судьи старались добросовестно исполнять свои обязанности, а исследованные нами уголовные и гражданские дела указывают на большое уважение и доверие, оказываемые населением судебно-мировым учреждениям. После восстановления власти большевиков в Пермской губернии, возрождение мирового суда прервалось. Однако быстрое развитие этого судебного института в смутный период Российской истории ещё раз испытало и подтвердило его работоспособность даже в эпоху кардинальных социально-экономических и политических преобразований.

И.А. Попп
аспирант 1-го года обучения
Уральский государственный педагогический университет



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)