Хлебозавод нарезной

Хлебозавод нарезной
12 Ноября 2013
8 ноября в здании Ирбитского районного суда был оглашен приговор по делу бывшего генерального директора ОАО «Ирбитский хлебопекарный завод» Юрия Коростелева. Суд, рассмотрев материалы дела в закрытом режиме, по просьбе обвиняемого, принял решение – признать Юрия Ивановича виновным в совершении трех преступлений по ч. 4 ст. 160 Уголовного кодекса РФ (Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному) и назначить наказание в виде пяти лет лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет и штрафа в размере 1 млн. рублей. Кроме этого, данное решение позволяет новому директору завода в гражданском порядке взыскать с Ю. Коростелева ущерб, который был нанесен предприятию.
Судья разъяснила подсудимому его обязанности, а также сроки погашения штрафа – он должен быть уплачен в течение 30 ней со дня вступления приговора в силу.
Суть уголовного дела, которое послужило основой обвинительного заключения, сводилась к тому, что, будучи генеральным директором Ирбитского хлебозавода Юрий Иванович Коростелев постепенно, объект за объектом, в период с 2003 по 2010 год продал производственные помещения предприятия по заниженной стоимости в подконтрольные ему коммерческие организации. Так появились многочисленные организации, которые, так или иначе, имеют в своем названии часть бывшего названия ирбитского хлебозавода – Ирбитский хлеб, Ирбитский кондитер и т.д.
К примеру, как писал сайт Ура.ру, кирпичное одноэтажное здание проходной завода было реализовано за 18 тысяч рублей, тогда как рыночная его стоимость составляла более 300 тысяч рублей. При этом, как генеральный директор он, безусловно, имел право распоряжаться имуществом акционерного общества, большая часть акций которого принадлежит государству, если стоимость этого имущества составляет не более 25 процентов от общей стоимости.
В итоге, когда МУГИСО сменило генерального директора, и тот после всяческих препятствий получил документы, то обнаружилось, что ОАО практически не владеет имуществом. Проданными оказались и асфальтовые дорожки предприятия, и даже забор вокруг него.
Таким образом, как отмечают в прокуратуре Свердловской области, Коростелев похитил имущество ОАО «Ирбитский хлебопекарный завод» на сумму свыше 30 млн. рублей. В эту сумму входит и стоимость проданного имущества и недополученная предприятием прибыль.
Инициатором дела об Ирбитском хлебозаводе стал глава города Г. Агафонов, который обсудил ситуацию с депутатом Законодательного собрания Свердловской области Максимом Ивановым и депутатом Госдумы Игорем Бариновым. М. Иванов написал жалобу в Прокуратуру Свердловской области с просьбой разобраться в сложной ситуации с имуществом государственного предприятия. Именно по этой причине сторонники Ю. Коростелева называют дело политическим, хотя сейчас уже понятно, что обвинение оказалось небеспочвенным.
Ирбитский межрайонный прокурор Владимир Хороших так прокомментировал ситуацию: «Общий ущерб по всем трем эпизодам составил около 30 миллионов рублей. То есть фактически хлебозавод был государственным предприятием, а остался ни с чем. Путем различных схем все имущество было присвоено».
Хлебозавод, как производство, существует и по сей день. Но теперь это нескольких небольших частных фирм, использующих в своем имени название завода. Из заводской собственности Алексею Борисихину, новому директору ОАО осталась только печать и понимание того, какой лазейкой в законе воспользовался его предшественник. А. Борисихин, комментируя вынесенное решение судьи, сказал:
«Предприятие в настоящий момент существует, но оно не осуществляет своей основной деятельности, потому что с 2003 по 2010 год с предприятия была выведена вся недвижимость. В собственности предприятия осталось малоценное имущество, которое передано в аренду действующим на площадке бывшего хлебозавода предприятиям. Сейчас минимум семь производственных предприятий действует на этой производственной площадке.
Отчуждение имущества проводилось по частям, без согласования с Министерством сельского хозяйства и Министерством по управлению госимуществом, без решения членов совета директоров.
Меня избрали на должность генерального директора 9 августа 2010 года. На тот момент никто не располагал информацией о том, что никакой недвижимости у государственного предприятия уже нет. Мне в течение месяца не отдавались никакие документы. После того, как часть документов была получена, я понял, что никакого имущества нет.
Основным акционером (51,14% акций) является Свердловская область (МУГИСО).
Надо сказать, что изначально предприятие строилось как производственный комплекс с хранилищами, складами, транспортным цехом, лабораториями и т.д. С 2003 года предприятие разделили на части. Законодательство разрешает генеральному директору распоряжаться имуществом, стоимость которого составляет менее 25 процентов от активов.
Продажа велась по заниженным ценам, так как в судебном процессе были представлены документы по оценке настоящей стоимости имущества. Сейчас бывший генеральный директор признан виновным, и у меня появляется возможность дальше обращаться в суд, чтобы вернуть имущество завода».
Признавать свою вину Коростелев категорически отказался. Объяснив свои действия тем, что так он избавлялся от ненужных и убыточных помещений и производств. Но следствие установило, что продавались они по цене в несколько раз ниже реальной стоимости. От комментариев прессе он категорически отказался.
На основе нынешнего приговора МУГИСО намерено взыскать с него 30 миллионов рублей либо заставить выкупить и вернуть обратно распроданные им помещения.
Нужно отметить, что родственники, друзья и бывшие подчиненные Ю.И. Коростелева в здании суда, пытаясь не допустить широкой огласки результатов судебного заседания, всячески старались помешать работе журналистов. У журналистов «Вести-Урал» пытались отобрать микрофон, куртками и кепками закрывали объектив видеокамеры. Не обошлось и без прямых оскорблений. А. Курмачев, недавно баллотировавшийся на пост главы города, препятствовал свободной работе журналистов, запрещая съемку в здании суда. При этом его не смущало, что съемка разрешена председателем суда. С. Муранов пытался не допустить журналиста газеты «Ирбитская жизнь» в зал суда, где оглашался приговор.