О купце первой гильдии Губкине Алексее Семеновиче

О купце первой гильдии Губкине Алексее Семеновиче
Жил А.С. Губкин в небольшом городке Кунгуре Пермской губернии, население которого в основном занималось кожевенным промыслом. Здесь шили на продажу обувь и рукавицы - товар хорошо расходился по всей России, особенно в Сибири и Забайкалье.
Алексей вместе с братьями, Степаном и Яковом, владел кожевенным заводом и ни о чем другом, тем более о чайном деле, не помышлял. Жизнь, однако, рассудила по-другому. Чай в то время числился среди продуктов редких и дорогих и широкого потребления не имел. Русские купцы его не покупали, а меняли в Кяхте (городок на границе с Китаем) на сукно и хлопчатобумажные ткани.
В 1840 году цены на мануфактурные изделия упали, а на чай резко подскочили.
Этой ситуацией и воспользовался молодой купец Алексей Губкин.
Он выгодно обменял весь свой товар на чай, и с этого времени новое дело полностью увлекло его. Алексей отделился от братьев и завел собственное дело.
Так было положено начало одному из самых крупных чайных дел России, владельцем которого стал купец 1-й гильдии Алексей Семенович Губкин.
Чайная торговля в то время была сложным предприятием. Чай выменивали и везли на лошадях через Монголию и Сибирь, через Иркутск и Томск на знаменитую Ирбитскую ярмарку, где он Алексей Семенович Губкин - основатель знаменитой фирмы, девизом которой стали слова "Наилучший продукт, по низкой цене в любое время, в любом месте" скупался уральскими купцами. Все, что оставалось, везли дальше на Нижегородскую ярмарку, там чай скупали уже московские и петербургские купцы.
Розницы не было, чай перекупали сразу оптом, большими партиями. Потом партии дробили, цены при этом росли и к столу потребителей он приходил уже очень дорогим.
А.С. Губкин смекнул, что такая продажа не выгодна и решил действовать иначе. Во-первых, он упорядочил цены на разные сорта чая, во-вторых, торгуя на ярмарках, стал развешивать товар в любых количествах по требованию покупателей.
Сначала это вызвало возмущение у торговцев фактурами, но постепенно им пришлось уступить.
Вскоре цены на чай снизились и началась здоровая конкуренция. Губкин послал своих доверенных лиц в Сибирь, Кяхту, а также в Китай, чтобы основательно изучить на месте особенности торговли. Его интересовали сорта чая, упаковки, способы перевозки.
"Наилучший продукт, по низкой цене в любое время, в любом месте". Эти слова стали девизом Алексея Семеновича Губкина. И вскоре фирма Губкина стала авторитетной у покупателей.
Главные сорта чая имели тогда звучные названия, например: "царский букет", "царская роза", "индийская роза", "ханский розанистый" и др. Мелкие фирмы, а также желающие выиграть на рекламе, изобретали свои названия или коверкали китайские, озадачивая покупателей.
Солидные фирмы не злоупотребляли богатством русского языка и брали, как правило, соответствующие китайские названия. Так поступал и Губкин.
Обороты фирмы росли очень быстро. Правительство высоко оценило заслуги Алексея Семеновича Губкина, ему был пожалован чин действительного статского советника и орден Владимира III степени.
В 1881 году, уже на седьмом десятке, он переехал из родного Кунгура в Москву и поселился в доме с роскошным подъездом, со львами, резными дверьми, блестевшими бронзой.
Среди памятных мест Москвы сохранился дом на Рождественском бульваре, в котором жил А.С. Губкин, а позже его внук А.Г. Кузнецов. История дома очень интересна. Кто только жил в этом удивительном доме, мощном и обширном, как крепость!
В конце XVIII века дом был владением А. Голицыной. В начале XIX века в нем жил полковник А.И. Фонвизин, брат знаменитого драматурга, затем дом перешел его сыновьям, Ивану и Михаилу - декабристам. Здесь собирались члены Союза Благоденствия, в доме проходил тайный съезд, в котором участвовали Н.И. Тургенев, С.Г. Волконский, Ф.Н. Глинка, И.Д. Якушкин, братья Фонвизины и др.
В середине XIX века хозяйкой дома стала жена крупного железнодорожного предпринимателя Надежда Филаретовна фон Мекк, известная по переписке с композитором П.И. Чайковским.
В 1881 году она продала дом А.С. Губкину. Но пожить в нем Алексею Семеновичу удалось только два года. По Москве ходила тогда легенда, что после смерти хозяина тысячи нищих хлынули к воротам дома за милостыней, которую раздавали по случаю кончины предпринимателя и благотворителя А.С. Губкина.
Умер А.С. Губкин 27 ноября 1883 года и похоронен по его завещанию в Кунгуре в склепе при церкви Иоанна Предтечи.
Продолжая традиции русского купечества, Губкин заботился о неимущих. В память умершей дочери он учредил в Кунгуре "Елизаветинский дом призрения бедных детей", выстроил трехэтажный каменный дом, где дочери неимущих родителей получали начальное образование, воспитание и трудовые навыки. При выходе замуж им выдавалось в приданое 100 руб. Наиболее способные ученицы получали возможность продолжить учебу в кунгурской женской гимназии.
На средства Губкина в Кунгуре были построены и среднее техническое училище, и школа рукоделия для девочек. Губкин не только строил, но и обеспечивал все эти заведения средствами для существования, затратив полтора миллиона руб.
К 100-летию со дня его рождения городская дума постановила назвать одну из улиц города его именем и установить памятник перед училищем. Портрет А.С. Губкина был помещен в зале заседаний думы.
Не получив систематического образования, овладев лишь начальным письмом, чтением и счетом, Алексей Семенович тем не менее создал крупнейшую в России фирму по продаже чая по доступной цене всем категориям покупателей.
Своим наследникам он оставил огромное дело и состояние, величина которого неизвестна. Но судить о капитале можно по следующим фактам: еще при жизни он подарил своей внучке, Марии Григорьевне Ушковой (урожденной Кузнецовой), имение "Рождествено". Оно отличалось колоссальными размерами, в пределы поместья входили Жигулевские горы, территория превосходила некоторые европейские княжества. Наследство Губкина поделили между собой внуки - Александр Григорьевич и Мария Григорьевна.
Чайное дело продолжил внук.
Он учредил Товарищество "Преемник Алексея Семеновича Губкина Александр Кузнецов и К.". Кроме чайного дела, А.Г. Кузнецов занимался молочными фермами, был у него и свой конный завод, известный далеко за пределами России.
Так же, как и дед, Кузнецов много внимания уделял благотворительности. На его средства и при его содействии построены биологическая станция в Севастополе, сельские школы, народные училища. Много сделал он для больниц в Московской губернии и для ялтинской прогимназии.
В Кунгуре на могиле деда им сооружена была большая церковь. С благодарностью отзывались о Кузнецове в Варшаве, православной общине которой он жертвовал большие суммы на поддержание храма.
Человек образованный, он финансировал издания сочинений древних авторов, греческих историков, оставивших миру немало интересных подробностей из жизни государств, 5-2 веков до нашей эры, - Геродота, Фукидида, Полибия.
На средства А.Г. Кузнецова в 1892 году была издана книга "Чай и чайная торговля в России и других государствах". Объемный труд дает представление о появлении чая в России, о развитии чае - производства на российском рынке. Интересна история выражения "дать на чай". Когда и почему появилась в России эта традиция?
Распространение чаепития в России сопровождалось очень характерным явлением, какого в других странах не замечалось. По всей России вошло в обычай просить при каждом удобном случае "на чай", "на чаек", и немного осталось местностей, где еще по-старому просили "на водку".
Оказывается, до XIX века просили "на водку", "на вино", а потом это выражение сменилось на более деликатную просьбу "на чай" и сложилась поговорка "ныне и пьяница не просит на водку, а все на чай".
Прежде всего, просьба "на чай" распространилась в среде ямщиков, затем перешла в другие рабочие слои населения России. Давать ямщикам на чай вошло как бы в обязанность проезжающего. Это настолько укоренилось, что для лиц, едущих по казенной надобности и не платящим прогонов, было даже установлено законом - давать прибавку ямщикам.
С развитием торгового движения и общественной жизни чайная подачка распространялась в среде прислуги гостиниц, ресторанов, трактиров.
С точки зрения социальной чай стал могущественным фактором борьбы с алкоголем, и задачей общества трезвости стало распространение чая в противовес водке. Благодаря популярности чая, в России появились побочные производства: самоварное, посудное, изготовление различных чайных принадлежностей. На первом месте - производство самоваров, которые до сих пор служат одним из национальных признаков бытовой русской культуры - своего рода эмблемой русской национальности.
Активной деятельности Александра Григорьевича Кузнецова мешало слабое здоровье.
Купив имение на Южном берегу Крыма, он вложил в него часть своего колоссального состояния. Название любимого имения он повторил и в имени яхты, которую назвал "Форос". Знаменитая яхта Кузнецова, одна из самых красивых и больших частных яхт, долго бороздила воды Черного и Средиземного морей. На ней в 1894 году при стоянке в Каннах гостил английский король Эдуард УП .
Но и чистый южнобережный воздух не помог Александру Григорьевичу Кузнецову. Он умер в возрасте 40 лет и похоронен, согласно завещанию, в фамильном склепе на кладбище Алексеевского монастыря в Москве.
После смерти Александра Григорьевича его наследники занимались только основным делом - чайным. В 1900 году конторы фирмы появились в Коломбо, на Цейлоне, в Калькутте, позднее на острове Ява и на лондонском рынке.
В России "Товарищество" одним из первых использовало торговлю с помощью коммивояжеров.
Но какие бы пути сбыта продукции ни находило "Товарищество", девиз, провозглашенный его основателем А.С. Губкиным, никогда не менялся. В 1916 году оборот "Товарищества" достиг 65 млн. руб., что составляло 1/3 всей чайной продукции в России.