Степанова Д.С. Письма с фронта

Степанова Д.С. Письма с фронта
«ЗДРАВСТВУЙ, МИЛАЯ СИМА!»
Этими словами начиналось каждое письмо, адресованное Михаилом Тимофеевичем Щелкановым (1913 г.р.) с фронта своей жене. А некоторые из них были ещё и зарифмованы.
«Ты на меня не будь в обиде,
Что писем долго не пишу,
В немецкий тыл своей разведкой,
Родная, я сейчас спешу.
И верь тому, что час настанет,
И в отчий дом вернусь я вновь,
И в сердце этом будет снова
Гореть к тебе моя любовь.
Ты от меня сейчас далёко.
Знаю, я у тебя в большом долгу,
Но счастье Родины великой
С любовью в сердце сберегу.
1943 г.»
Всю войну прошёл в разведке, несколько раз ранен, ратный труд отмечен наградами: орденами Красной звезды, Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы»», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Долгих четыре года майор Щелканов М.Т. был на фронте. В часы отдыха письма из дома давали новые силы, укрепляли дух солдата.
После войны работал в школе № 1, ГПТУ-75, в горисполкоме. Боевого солдата не стало в 1974 г. Жена писала о нём: «Был очень правдивым человеком, внимательным добрым мужем и отцом. Прожили мы 37 лет, воспитали троих детей».

26898 жителей города Ирбита и Ирбитского района ушли на фронт и в каждом доме ждали, ждали весточек-писем с фронта. Вот они - маленькие треугольнички или склеенные пополам прямоугольнички с обратным адресом полевой почты или открытки с цветной графикой-плакатом. Тысячи писем с обязательным штемпелем «ПРОСМОТРЕНО военной Цензурой»
А что, собственно говоря, обозначает слово ПИСЬМО? Это фиксация речи, позволяющая передавать её на расстояние и закреплять во времени.
Письма-разговоры солдат с родными, своим домом, хранятся в некоторых семьях до сегодняшнего дня. В них дух тяжёлого ратного труда и забота хозяина об оставленном хозяйстве, семье.

Кузьминых Иван Пефтонович (1916 г.р., с Килачёво) комсомолец, колхозник, отправлен на фронт в первые дни войны шофёром на колхозной машине. 2 августа 1941 г. пишет: «Добрый день здравствуй моя дорогая Дуся Я вам шлю свой горячий привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни и ещё шлю по привету Гене, Мане и мамаше... Дуся, я сейчас нахожусь на самом фронте, но бывает, что езжу в Ленинград... уже второй раз но езда у нас всё время ночью и ездим без свету, ездить очень трудно. Днём ездить нельзя, самолёты Германские всё время бомбят и отстреливают наши машины, как нападут на машину и пока не уничтожат её не улетят. Дуся пока всё. До свидания моя дорогая Дуся, Геня и Маня. Дуся, сообщай, пиши поскорее мне письмо».
(Умер в немецком плену 24.02.1942 г.)

Много раз письма-весточки брали в руки, читали. Обтрепались края, сгибы листков, затухает текст, а сохранившиеся фрагменты актуальны и для нашего времени:«Привет с фронта! Здравствуйте папаша, мамаша и сестра Паня! Спешу сообщить что получил от Вас 4 письма за которые очень и очень благодарю! Уже доходит месяц как я ушёл из Ленинграда на фронт защищать свою Родину.    Ну, насчёт носков и бритвы, то не знаю что и делать, потому что сегодня здесь, а завтра там. Ну, в общем, если будете посылать, то пошлите мне носки, бритву, ножичек, конвертов и химический карандаш... Ну, в общем, не обижайтесь, что мало написал. Передайте привет Нюре, Иосифу, т. Соне, д. Мише и Виктору.    
С поцелуем Ваш сын Владимир. 22.Х.-41 г.»

«Здравствуйте мои родные папа, мама и сестрёнка. Привет вам от вашего сына Ванюши. Я сообщаю про себя, что я лежу в госпитале. Ранен. Ранение в таз. Сам себя чувствую всё также, с кровати не встаю. Прошу вас, родные, обо мне особо не расстраивайтесь, о себе и своём здоровье буду сообщать, а как поправлюсь, думаю с вами повидаться. Пишите мне как вы живёте как здоровье ваше папа, мама и сестрёнка. Письмо писал не сам, а сестра. Пишите всё, что есть у вас нового. Мне всё интересно знать. Если же можете кто приехать, то я очень бы был рад.    Пишите скорей ответ, от ваших писем мне становится легче.
С горячо любящим приветом к вам ваш сын Ваня.»
Октябрь 1942 г. (Похоронен в г. Оскол).

«Здравствуй дорогая жена Феня! Шлёт привет Ваш муж Ваня. Во первых строках спешу сообщить Вам, дорогая Феня, о том, что я пока жив и чувствую себя пока нечо... Дорогая Феня Вы пишете, что очень скучаете. Дорогая Феня, у меня тоже нет радости. Феня, ты наверно, думаешь, что я тебя не люблю, но это напрасно. Нет того дня чтоб я о тебе не вспомнил дорогая Феня. Ведь скоро два года как судьба нас разлучила с тобой дорогая Феня. Ведь мы и жили с тобой немного, только начали привыкать друг к другу и случилось это несчастье. Но ничего, сильно не скучай дорогая Феня, жив буду, вернусь, а если не вернусь, то видно судьба такая. Передай привет от меня мамаше, бабушке и всем родным целую вас много раз. С приветом ваш муж Ваня. Жду ответа.
17.09.-43 г. (Жди меня, и я вернусь)»

«Здравствуй МАМА!!! и все остальные члены семьи. Сообщаю, что получил Гранино письмо от 26.12.-43 г. Я уже давно не получал от вас писем, не знаю как вы живёте. Живу я как и жил раньше, бьём фрицев и гоним их на запад. За образцовое выполнение заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками награждён правительством орденом Красной Звезды, получил также повышение в звании    . Остаюсь жив, здоров Владимир. 17.01.-44 г.»

Петр Викторович Фалалеев служил в пехоте. «Матушка-пехота» доброжелательно называли в народе этот род войск. «Привет из Литвы 15\УШ-1944 года. Здравствуй, моя мама! Во первых сообщаю тебе, что я пока жив-здоров - того я вам желаю и шлю я вам свой фронтовой, горячий привет...Сообщаю ещё, что получил письмо, за которое сердечно благодарю тебя, мама, и даю ответ на Ваше письмо.
Знаю, ты давно не получала
Мама долгожданного письма,
Ты томилась и скучала
Горькою тревогою полна.
О, не надо... Нет, не надо плакать, мама!
Знай, что если долго не пищу,
Это значит, я иду на Запад,
Это значит, я к тебе спешу.
С каждой новой пройденной верстою,
С каждым новым взятым городком
Ближе миг свидания нам с тобою,
Ближе мир и ты, мама, и милый дом.
И одной мечтой горят солдаты:
Поскорей захватчиков изгнать!
Слушай, мама! Я иду на запад.
Ты прости - мне некогда писать.
Если долго вновь письма не будет
Ты, родная, не скучай,
Но родне, соседям и так далее,
Сын идёт на Запад, отвечай!
Ещё сообщаю, что получил письмо от дяди Семёна. Он пишет, что находился на отдыхе и получил письма от Настасьи Петровны. Узнал, как они живут. Пока до свидания, остаюсь жив и здоров, того и вам желаю. Жду ответа. Ваш сын Фалалеев Петр Викторович».

Эти письма светлые, бодрые, в них заряд оптимизма, они несли радость. Но приходили и другие письма: извещения о гибели солдата, в народе они именовались просто - похоронки.
Вспоминает Зинаида Васильевна Карсканова (в девичестве Денисова, 1928 г.р., д. Хмелищи, Ленинградской области). В сентябре 1941 г. она с семьёй была эвакуирована на Урал. Привезли в Ирбит, а на вокзале уже стояли подводы из колхозов. Её семье осталась телега из Малой Койновой, Краснополянского района. В войну в колхозе детский труд воспринимался взрослыми спокойно. Работу давали по силам, каждому находилось дело. Вот и приезжей Зине Денисовой предложили разносить почту в Малой Койновой и соседней через реку Иленьку Дягилевой. Старалась девчушка, бегом бегала до одного случая. Вручила письмо в Койновой женщине, а это оказалось извещение о гибели родного человека. Закричала колхозница, начала ругать почтальона, почему Зина разносит такие страшные письма. Никак не могла понять Зинаида в чем её вина, обидно было слушать упрёки в свой адрес и ушла на другую работу.

11239 ирбитчан не вернулись к родному порогу. 11239 раз Ирбитский районный военный комиссариат отправлял извещения о гибели солдата его родным. Форма 4 (12,5 х 15 см).
Вот одно из них: «Ваш сын командир взвода лейтенант Добрынин Николай Иванович уроженец Свердловской области г. Ирбит Ницинская улица д.5 в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 24 октября1944 г. в дер. Воля Смоляна Варшавской губернии Польша. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии (приказ НКО СССР № 239 от 1943.»
Были и письма-соболезнования родным погибшего товарища. Чаще такие письма получали матери.
«Здравствуйте, уважаемая т.Мартынова Т.В.!
С приветом к Вам товарищ Вашего сына Владимира! С глубоким прискорбием я извещаю Вас о смерти Вашего любимого сына. Смерть вырвала из наших рядов отличного командира-артиллериста. 5 или 6 точно не помню, в боях за Н пункт, Ваш сын был тяжело ранен и по дороге в сан-бат умер, но последние минуты был в чувствах. Всё моё подразделение поклялось над гробом Вашего сына мстить за смерть любимого нами командира, который отдал жизнь за Победу над фашизмом до последней капли крови сражаясь. Лейтенант Леонид Нечукаев».

Григорий Степанович Воинков (1902 г.рожд.) из д. Воинковой Байкаловского района) строил диатомитовый комбинат с 1930 г. на фронт ушёл с первых дней войны, был участником обороны Сталинграда. В 1945 г. вернулся в Ирбит и работал на стекольном заводе.
В 1964 г., вспоминая Сталинград, писал:
«Над степью ветер тучи гнал,
Прибить их к Волге жаждал.
Шёл бой за город, за квартал,
За дом, за угол каждый
Гвардеец вверх переползал,
Он взялся за перила,
И пылью каменной глаза
Ему запорошило.    
Загар с лица его сошёл,
Лицо вдруг стало бело.
Нет-нет, друзья, всё хорошо,
Слегка плечо задело.
Вот цепь идёт бойцов,
Ей отступать не дано право,
Сражаясь в городе отцов
На волжских переправах.
И видел, кто остался жив,
Суровую проверку:
Враги, пощады запросив,
Подняли руки кверху.

Собирается коллекция фронтовых писем в музее, архиве, в семьях ирбитчан. Это бесценный клад для историков, краеведов, для настоящих и будущих поколений, потому что они хранят чувства, эмоции ирбитчан - фронтовиков.

Дарья Степанова,
старший научный сотрудник Ирбитского историко-этнографического музея



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)