Устюгова Е. Приток беспризорных…

Устюгова Е. Приток беспризорных…
Проблема беспризорности в 1920-е годы стояла перед Советской властью очень остро. Связано это явление с несколькими факторами: Гражданская война, коллективизация, разруха. Советское правительство не оставляло без внимания тему беспризорности и создавало всевозможные программы по защите прав детей-сирот и детей-беспризорников. Основной формой борьбы с беспризорностью стало организованное определение детей и подростков в учреждения интернатного типа, например, детские дома, детские городки, колонии, коммуны и другие детские учреждения, либо детей возвращали родителям или родственникам. Об увеличении числа неорганизованного поступления беспризорников в детские учреждения города Ирбита рассказывает документ из фондов Государственного архива в городе Ирбите.

Ирбитский окружной исполнительный комитет

ОТДЕЛ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
17. 01. 1929 г.
УралОНО (Уральскому Отделу Народного Образования. – прим. Авт.)

За последнее время в Ирбитский округ увеличился приток безпризорных. Все прибывшие за это время безпризорники являются типичными бродягами с места на место. Они об”ехали пол России, и, видимо, нигде не уживаются, т.к. работать не хотят, учиться тоже. Их идеал – базар, где они толкутся целый день. Ввиду этого каждый округ старается избавиться от них. Такими типами являются 3 безпризорника-друга – Саврунин, Тихомиров и Ветошкин, которые, вероятно, знакомы всем ОкрОНО (Окружным отделам народного образования. – прим. Авт.) на Урале. Они были подобраны с улицы Свердловским приемником и направлены в трудкоммуну. Прожив здесь неделю, они сбежали в Свердловск. Но на днях они опять вернулись в Ирбит и на них поступают ежедневно протоколы из милиции по обвинению в воровстве. Будучи задержанными милицией, они были помещены в Ирбитский изолятор, но на 2-й же день их снова доставили в ОкрОНО за кражу, причем они при задержании нанесли несколько ударов милиционеру по лицу, покусали руки. В ОкрОНО они объявили, что в детдом они не пойдут, т.к. желают жить «на воле», пробиваясь воровством, «а засадить Вы нас не имеете права: мы еще не совершеннолетние». Уговоры и беседы на них не действуют, в мастерские идти не желают и бунтуют в д[етском]/д[доме] из-за того, что их не пускают шляться по базару.
А вот 2-я тройка – Соколов, Яловиков и Назаров. Явились тоже из Свердловска, причем Соколов о себе сообщает, что он из Казани. Там он приходил в Н.К.П. (Народный Комиссариат Просвещения. – прим. Авт.) проситься в д[етский]/д[дом], а ему через ДТК (Детскую комиссию. – прим. Авт.) дали денег и литер (свидетельство для бесплатного или льготного проезда. – прим. Авт.), чтоб он ехал в Ирбитский округ к сестре. Сестра его живет в Тавдинском районе и принять к себе не может. Кроме этих, прибыли и приняты еще Миникалов из Казани, Лапин, Калыгин из Свердловского округа. Все они ехали через Свердловск, были у Вас и просились в д[етский]/д[дом].
Такие «нашествия» безпризорников из др[угих] округов грозят сорвать ликвидацию безпризорности в нашем округе, насчитывающей по районам безпризорников 50 чел[овек], которые по договоренности с районами уже размещаются по д[етским] домам округа. Так из Сл. Туринского помещено в с[ель]/х[оз] Колонию 3 человека, разрешено Байкаловскому РИКу (Районному исполнительному комитету. – прим. Авт.) привезти в д[етские]/д[дома] города 3-х человек.
На основании всего изложенного просьба воздействовать на ОкрОНО др[угих] округов (особенно на Свердловский) в смысле изжития безпризорности путем помещения безпризорных в свои д[етские] дома, а не сбыванием их в др[угие] округа, способствованием передвижения их (что особенно заметно в отношении трудновоспитуемых) в др[угие] округа и рекомендацией ехать самотеком именно в Ирбит, где имеется трудкоммуна с мастерскими /«они де справятся»/.
Если такое нашествие будет продолжаться, то в трудкоммуне не будет места для ребят, присылаемых Вами организованно.

Стиль и орфография документа сохранены.

Е. Устюгова, И. Субботина,
сотрудники ГКУСО «Государственный архив в г. Ирбите»