Аникин В.К. О скипетре и бережном отношении к истории

Аникин В.К. О скипетре и бережном отношении к истории
Близится день открытия в Ирбите второго памятника Императрице Екатерине Великой. Одна за другой в средствах массовых информации появляются передачи и публикации, посвященные этому событию, истории памятника. При этом наряду с достоверными фактами нет-нет да появляются в материалах погрешности, искажающие историю.
Совсем недавно «Областная газета» от 12 июля 2013 года опубликовала материал Татьяны Казанцевой «Императрица & вождь».
В первых же строках материала утверждается, что первый памятник Екатерине II в Ирбите появился в 1875 году, хотя известно что памятник «сооружен 13 февраля 1883 года на средства граждан города Ирбита». (Адрес — календарь и справочная книжка Пермской губернии, 1915 г.) Эту дату подтверждают и архивные документы, в том числе протоколы Ирбитской городской Думы. На памятнике под бронзовой фигурой Императрицы был выведен текст: «Великой Императрице Всероссийской Екатерине II». И ниже на гранитной доске под гербом города - «В царствование Императора Всероссийского Александра III Александровича 13 февраля месяца 1883 года, сооружен памятник сей средствами благодарных граждан».
Стало быть ныне памятнику исполнилось бы 130 лет.
Ирбитчанам было за что относиться с благодарностью к императрице. Помимо того, что она в 1775 году учредила Ирбитскую слободу городом на основании прочих Российских городов, распорядилась приписать городу большой уезд, дала ему значительные торговые льготы, выделила государственные средства на строительство воеводской канцелярии магистрата и каменного дома воеводы, на заведение городской школы, «дабы обучать катехизису, читать, писать, арифметике и держанию купеческих счетов...», она и затем не оставляла Ирбит без внимания. Особо важной была помощь в восстановлении города почти полностью сгоревшего в апреле 1790 года. С помощью Императрицы город выжил, сохранил известную в России ярмарку.
Но обратимся к другим примерам невнимательного отношения к истории.
В том же материале Т. Казанцевой утверждается, что автор памятника Михаил Осипович Микешин, названный в тексте скульптором, работая над памятником Императрицы, в отличие от Санкт-Петербургского прототипа «решил укоротить ирбитской Екатерине мантию, а в руку вместо жезла поместил свиток с памятным указом».
Здесь сразу два «ляпа».
Выпускник Императорской Академии художеств М.О. Микешин скульптором не был и сам ничего не ваял. Получив образование по классу батальной живописи и будучи прекрасным рисовальщиком, он стал сочинителем, или как говорят, композитором многих грандиозных памятников в России и за рубежом. Известность ему принесла победа в конкурсе проектов памятника для Новгорода «Тысячелетие России» к которому его и допускать поначалу не  хотели, поскольку он не скульптор. В 1861 году Император утвердил проект Микешина первого памятника в России Екатерине II для Царского Села, а затем последовало высочайшее утверждение проекта памятника Екатерине II для Санкт-Петербурга. Михаил Осипович вновь стал победителем конкурса проектов, оставив позади скульпторов, представлявших Императорскую Академию художеств. Внушительный монумент Императрицы с царедворцами был поставлен в 1874 году на площади против Александрийского театра.
Вероятно после известия об увековечении памяти Екатерине Великой в Санкт-Петербурге ирбитчане решили сделать то же самое в связи с приближением 100-летия со дня присвоения статуса города. Испросили позволение у Пермского губернатора, а затем у царского двора, став, таким образом, заказчиками по счету третьего в России памятника Екатерине Великой. Кстати отдельные авторы, перечисляя города, где в XIX веке были установлены ей памятники, ставят Ирбит замыкающим в списке, видимо приняв во внимание что город был небольшим. Так вот кроме названных монументов в Царском Селе, Санкт-Петербурге, Ирбите жители Екатеринодара (Краснодара) только в 1896 году решили поставить памятник и тоже по микешинскому проекту и поставили в 1907 году. В Одессе решение об увековечивании памяти Екатерины Великой приняли в 1900 году, в Вильно (Вильнюсе) памятник установили в 1904 году.
Микешин проект для Ирбита сделал быстро, начертав внизу чертежа «Памятник императрице Екатерине Великой, предполагаемый в городе Ирбити, к 3 числу февраля 1875 года». Однако же на согласования, изготовление модели, отливку памятника ушли годы.
Второй «ляп» в приведенном выше тексте Т. Казанцевой касается якобы отсутствия в ирбитском памятнике в руке императрицы жезла, а правильнее сказать скипетра. Скипетр — одна из монархических регалий, символ правления, напоминавший о посохе пастыря. Императорские скипетры изготавливались к каждой коронации заново, имели свои особенности в украшении. Скипетр использовался в торжественных церемониях наравне с другими регалиями — державой и короной. Царствующая особа всегда скипетр держала в правой руке, а державу (золотой шар, украшенный драгоценными камнями, с четырехконечным крестом на нем) — в левой руке.
В случае с ирбитским памятником Екатерине Великой скипетр, как и положено, у фигуры императрицы в правой руке. Если бы Т. Казанцева внимательно рассмотрела приведенный в её материале снимок памятника, то убедилась бы в этом. Более того, сохранившийся микешинский чертёж предполагаемого ирбитского монумента изначально спроектирован со скипетром. А вот вместо другой регалии — державы, в левой руке фигуры действительно свиток о присвоении статуса города.
Предполагаю, что Т. Казанцева взяла информацию из интернета, поскольку в апреле 2011 года в местной газете «Восход» была опубликована статья В.А. Живулина «У нашей царицы не жезл, а указ». Именно Валентин Александрович написал что «мантия у «нашей» бронзовой царицы покороче, а в руке не императорский жезл, а свиток с указом об учреждении слободы городом». Правда позднее, издавая свою книгу «Имена», он изменил название материала и упомянутый фрагмент текста о памятнике, сформулировав его «у нашей царицы не венок, а указ».
Но как говорят: слово - не воробей, вылетело - не поймаешь, и допущенная ошибка пошла гулять по свету.
Хотелось, чтобы неточностей, попадающих в историю, было меньше, а лучше бы их не было совсем.
На днях на одном из областных телеканалов в новостях сообщили что в Ирбите вскоре на площади лицом к лицу встанут памятники Екатерине II и В.И. Ленину. Смею сказать, что ничего подобного не будет, это только журналистский словесный трюк. Памятники, находясь на расстоянии друг от друга, одинаково ориентированы лицевой стороной в южном направлении на территорию городской застройки.
Не сомневаюсь, что с постановкой в Ирбите второго памятника Екатерине Великой появятся его описания. Будем же точны в словах, фразах, выводах и ответственны перед историей.

Владимир Аникин,
краевед, член Ассоциации искусствоведов и художественных критиков России (АИС), Заслуженный работник культуры России.