Аникин В.К. Быть по сему!

Аникин В.К. Быть по сему!
Одной из достопримечательно­стей старинного уральского города Ирбита по мнению многих специа­листов является радиальная пла­нировка улиц в исторической его части, сохранившаяся до наших дней. Веером расходятся от гости­ного двора лучи улиц, названных в XIX веке Андреевской, Ирбитской, Александровской, Николаевской, Константиновской, Петербург­ской, Московской. Понятно, сейчас у них другие имена: им. Карла Маркса, им. Кирова, Советская, Первомайская, Октябрьская, Мос­ковская. Но суть не в изменениях названий, а в системе сохранившейся планировки, возраст кото­рой два столетия.
В 1775 году Указом императри­цы Екатерины II Ирбеевская слобо­да была учреждена городом. К это­му времени жители слободы доста­точно плотно застроили избами и хозяйственными постройками тер­риторию вокруг деревянного остро­га, ориентируясь при этом больше на линию берега реки Ирбит. Прямых улиц не существовало, и строили кто во что горазд, но по­скольку это было место торга - го­стиный двор уже был.
В 1768 году вышел царский Указ «...О сделании всем городам, их строению и улицам специаль­ных планов по каждой губернии особо». В осуществлении Указа и разработке планов городов боль­шую роль сыграла «Комиссия о строении городов Санкт-Петер­бурга и Москвы». Вот туда-то (в Санкт-Петербург) в 1776 году то­больский губернатор Д.И.Чичерин и представил план «Тобольской гу­бернии новоучреждаемого города Ирбита» с приложенными к нему проектами фасадов зданий воевод­ской канцелярии и магистрата. Весной 1777 года Комиссия, дав положительный отзыв, потребова­ла представить план «всего Ирби­та с учетом торговых лавок и партикулярных домов фасадов». Надо сказать, что предложенный Чичериным план имел прямо­угольно-шахматную планировку кварталов.
Однако этот план не был вопло­щен в жизнь. В 1781 году Ирбит вошел в состав Пермской губернии. Другое руководство — другие и вкусы. И вот в центр направлен но­вый документ - «План Пермского наместничества уездного города Ирбита с наложением на оном ныне стоящего строения и новаго про­жекта сходно против данного от господина генерал-порутчика бывшаго Сибирскаго губернатора и ка­валера Дениса Ивановича Чичери­на плана». Этим планом и была предложена более рациональная и удобная радиальная планировка улиц, расходящихся веером от гостиного двора - сердца торгового Ирбита. Здесь было определено место и для центра композиции плана — место под строение камен­ной церкви (позднее там была по­строена Сретенская церковь, кото­рая и ныне является центром в планировочной структуре ради­ального расхождения улиц, доми­нантой в силуэте старой части Ир­бита).
В истории российского градо­строительства первым примером лучевой композиции считается «трезубец» в планировке Санкт-Петербурга в его Адмиралтейской части (1756 год). Именно Санкт-Петербург стал школой для рус­ских градостроителей, которые в последующий период осуществляли планировку и застройку много­численных губернских и уездных городов. Другим образцом приме­нения лучевой планировки улиц стал план города Твери (1767— 1777 гг.), разработанный выдающи­мися русскими архитекторами XVIII века П.Никитиным, М.Каза­ковым и А. Квасовым. Рекоменда­ции строить «против тверского плана» неоднократно поступали из центра и были применены при под­готовке планов городов Солигалич (1781 г.), Макарьев, Ростов (1779 г.), Глазов (1784 г.) и др. Ирбитский план, в отличие от названных, предполагал не «трезу­бец» улиц, а веер из семи лучей. И это главная его отличительная осо­бенность и уникальность.
В 1785 году в России было ут­верждено новое городское положе­ние «Грамота на права и выгоды городам Российской Империи», где указывалось, что «...город строит­ся по утвержденному плану за под­писанием руки императорского Величества». Поэтому «прожектированному» в Перми плану города Ирбита предстояло пройти целый ряд инстанций, чтобы получить статус основного документа по за­стройке. Забегая вперед, скажем, что согласования и уточнения пла­на заняли 20 лет. Но ирбитчанам позволили строиться «по прожектированному» плану. Причиной тому стал опустошительный по­жар в апреле 1790 года, когда боль­шая часть городских строений вы­горела дотла. Сохранилось лишь несколько каменных зданий. Для торгового города это было катаст­рофой. Ведь сгорели деревянные лавки, гостиный двор, двести двад­цать пять обывательских домов. Горожане срочно взялись за пост­ройку необходимого, и к сроку оче­редной ярмарки был готов новый гостиный двор с 410 лавками, воз­ведено более 300 домов. К 1808 году в Ирбите был выстроен каменный гостиный двор, несколько камен­ных домов, складских помещений, в том числе Винницы. Места, опре­деленного планом, городу стало явно не хватать, ив 1818 году перм­ский гражданский губернатор Кридснер обращается в Министер­ство внутренних дел, описывая «неудобства в расположении обывательскаго в городе Ирбите стро­ения и испрашивает дозволения прибавить несколько кварталов для распространения города...». Из Министерства это прошение и при­ложенный к нему план города были направлены придворному архи­тектору Вильяму Гесте, шотланд­цу по происхождению, который с 1810 года по существу возглавил все градостроительство в России. На него было возложено «рассмот­рение и переделывание городовых планов по всему государству». До 1830 года он переделал или соста­вил вновь несколько десятков пла­нов городов Москвы, Киева, Вильны (Вильнюса), Смоленска, Сара­това, Пензы, Томска, Красноярска, Омска и других городов.
Гесте, по свидетельству истори­ков, внимательно анализировал присылаемые ему планы и, бережно относясь к существующей заст­ройке, улучшал планировочную систему. В 1811 году он разработал образцовые чертежи планировки кварталов, согласно которым квар­талы застраивались по периметру, а внутриквартальное простран­ство, разделенное на участки, от­водилось под сады и огороды.
Все это нашло место при кор­ректировке плана г. Ирбита. Были уточнены направления улиц, расположение квар­талов, дана планировка последних. В августе 1820 года план был одобрен Ко­митетом министров. В ре­шении записано: «...помя­нутый план Городу Ирбиту поднести к высочайшей конфирмации». 11 июня 1821 года в Царском селе план Ирбита утвердил го­сударь, начертав: «Быть по сему. Александр».
Кстати, оригинал этого плана сохранился и нахо­дится в городском историко-этнографическом музее. Все последующие годы строительство велось в соот­ветствии с этим документом, осуществлялся контроль за тем, чтобы здания и рядовые постройки возводились там, где им предписано быть, и того вида, какой рекомендуют аль­бомы образцовых фасадов. А виды выбирал сам заказчик - в соответ­ствии со своим чином и доходами.
Впоследствии план Ирбита рас­сматривался несколько раз. Но ра­диальная планировка улиц, осевое расположение торговых площадей и церквей сохранялось неизменно.

В.К. Аникин



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)