Бирютин Николай Николаевич, поэт

Бирютин Николай Николаевич, поэт
«Есть поэты, ищущие прежде всего прекрасной формы. Это поэты-художники, поэты-эстеты в чистом смысле этого слова. Содержание для них – только материал. Они берут его из действительности и из мира фантазии – безразлично откуда – преобразуют взятое, подчиняя его определённой форме. Это – творцы мира искусства над миром жизни. Их стихи близки музыке и пластике. Они очаровывают и дают утешение. Их ритмы  можно выразить волнистыми линиями или геометрическими фигурами. Ваш брат не из их числа. Его цель не преображение, а выражение.
Он идёт от содержания к форме. Его стихи – интимная лирика… ваш брат типичный «поэт записной книжки», а не «поэт эстрады». Его образы иногда раздражают своей неожиданностью и конкретностью. Но они ему нужны. Его ритмы иногда удивляют своей негармоничностью и изломанностью. Но они ему необходимы…»
«Ваш брат», о котором говорится здесь – это поэт-символист Николай Николаевич Барютин. Что же заставило нас обратиться к творчеству поэта, малоизвестного даже специалистам-искусствоведам? Как биография коренного москвича пересеклась с нашим городом?
Николай Барютин родился 22 января 1889 года в Москве. Николай был первым ребёнком в большой семье. Когда ему было 13 лет, отец Николая внезапно умер, и на плечи подростка легла забота о матери и младших сёстрах. Его заработок позволил содержать семью из шести человек и дать всем сёстрам достойное образование. Только к 23 годам Николай Барютин смог заняться собственным образованием и целиком посвятить себя поэзии и искусству. Он поступил в Московский городской университет им. А.Л. Шанявского на историко-литературный факультет в 1912 году. В числе преподавателей университета были К.А. Тимирязев, П.Н. Лебедев, Н.Д. Зелинский, В.И. Вернадский, А.Е. Ферсман. В университете Николай Барютин вошёл в кружок поэтов. Вместе с ним учились С. Есенин, Н. Клюев, ставшие знаменитыми поэтами и другие творческие люди.
Закончить полный университетский курс помешала война. Николай Барютин в декабре 1916 года попал на фронт. Он вспоминал: «Здесь я познакомился с величайшим в мире театром – театром военных действий, в котором участвовали миллионы актёров. Необычайные световые и звуковые эффекты, и в котором очередное действие заканчивалось жизнью действующих лиц. Этот театр поражал своей безумной трагедийностью, безысходной катастрофичностью, напоминанием о грядущих катаклизмах». Эти образные слова напомнили мне знаменитое стихотворение «Скифы», принадлежащее перу поэта-символиста Александра Блока.
После Октября 1917 Николай Барютин продолжает служить в армии – в Главном управлении Всеобуча. В 1918 году он издаст под псевдонимом Амфиана Решетова сборник стихов «Керосиновые лампы». Книга, изданная мизерным тиражом на селёдочной бумаге, сейчас стала библиографической редкостью. А псевдонимом Николая Николаевича Барютина послужили имя и фамилия его деда по матери.
В начале 1920-х годов в столице шла активная художественная жизнь: создавались творческие союзы и целые художественные направления. Одним из таких объединений стал «Маковец» (макушка, вершина), названный так в честь холма, на котором Сергий Радонежский основал Троице-Сергиеву лавру. Николай Барютин стал литературным редактором одноимённого журнала. Жил Николай Барютин с женой и детьми в Симиновом монастыре, был знаком с философом и священником Николаем Флоренским и готовил его материалы к публикации. 20 июля 1927 Николай Барютин был арестован, обвинён в контрреволюционной пропаганде среди верующих и сослан на Урал.
«Мой адрес: Ирбит Уральской обл., Ирбитская, 24» - писал Николай Барютин своему другу В.Д. Маркову 20 декабря 1927 года…
Здесь мы прервём изложение жизни нашего героя, чтоб ответить на вопрос: кто из ирбитчан открыл землякам ещё одно имя, ранее неизвестное?
Биографом Николая Барютина стала искусствовед Тамара Леонидова. Его фотография однажды случайно попалась ей на глаза, когда она работала с фондом  личного архива московского архитектора Ильи Евграфовича Бондаренко, уроженца Уфы и первого директора художественного музея им. М.В. Нестерова. Фото Барютина чрезвычайно заинтересовало прежде всего своим адресом на штампике: «Ирбит, 1928 г. Ателье А.Р. Герман».
Более всего Тамару Леонидовну поражало какое-то мистическое совпадение географии мест проживания Н.Н. Барютина и собственных искусствоведческих интересов - это Москва, Уфа, наконец, Ирбит. Как будто бы судьба специально избрала её, чтобы открыть его имя из небытия. Работа с его архивами спасала в собственных трудных жизненных ситуациях, поиск хоть каких-то зацепок дарил неожиданные встречи.
В Ирбите Тамара Леонидова продолжила поиски материалов, которые свидетельствовали бы о пребывании здесь Барютина в далекие 1920-ые годы. Зная о том, что он имел в ссылке редкую по тем временам вещь – фотоаппарат «Апланат», просмотрела сохранившиеся местные издания тех лет, разыскивая журнальные репортажи с фотографиями. В кропотливой работе помогали краеведы, архивариусы, ирбитские старожилы. Их, в свою очередь, удивляла личность и судьба этого человека, поневоле оказавшегося здесь в ссылке.
В результате более чем десятилетней работы, собралось достаточно много биографического и творческого материала, чтобы воссоздать многогранный облик незаурядного поэта, историка искусства и художественного критика, переводчика, профессионального экономиста – Николая Николаевича Барютина.
«Его называли «поэтом записной книжки» - что не умаляет художественных особенностей его творчества, но указует на оригинальность его поэтического дара», - подчеркнула Тамара Леонидовна. Результатом ее многолетней работы стала книга-сборник «Свирель Феба».
Книга состоит из искусствоведческой повести «Горечь земной юдоли» о жизни творчестве  Николая Николаевича Барютина, и собственно «Свирели Феба» - избранного из художественного наследия поэта-символиста Амфиана Решетова. Название же «Свирель Феба» сборник получил по одноименному стихотворению в прозе Амфиана Решетова.
Ну, а чём занимался столичный поэт в нашем городе? Зная, что он был владельцем фотоаппарата «Апланат», Тамара Леонидовна считает, что он был автором ряда фоторепортажей в газетах «Коммунар» и «Голос крестьянина». Зная склонность Барютина к литературной игре, она предположила, что газетные материалы по литературе и поэзии, сатирические стихотворения под различными псевдонимами, также принадлежат перу нашего героя. Уверена Тамара Леонидовна и в том, что Барютин принимал участие и в театральной жизни Ирбита, но что-либо найти пока не удалось.
А где жил Барютин в Ирбите? Краевед Владимир Константинович Аникин провёл целое расследование по этому вопросу. Выяснилось, что Ирбитская – вовсе не та Ирбитская, которую мы знаем сейчас. До 1934 года так называлась улица Кирова. Нумерация домов тоже была другой. Сопоставив ряд фактов Владимир Константинович пришёл к предположению, что дом № 24 находился напротив бывшего телеателье в районе озера. В этом доме было общежитие НКВД, где могли происходить встречи ссыльного поэта с родными.
В 1931 году ссылка закончилась. Николай Барютин написал в одном из писем так: «Ссылка дала мне многое. Прежде всего, она разрешила мне свободно мыслить, освободив меня от «белкиного колеса» московской жизни; она мне открыла глаза на вещи. О которых я раньше не хотел и не мог думать. Конечно, ссылка и этапы стоят немало здоровья, крови, нервов. Одиночество, материальная необоснованность, клеймо ошельмованного – всё это, конечно, не может не отразиться на психике. Принимаю это как очередной жизненный крест, свой собственный, от которого не откажешься и который нужно нести».
Впереди будут годы жизни в Уфе, Иваново и Палехе. Будет многогранная литературная и искусствоведческая деятельность, работы по истории возникновения, развития и технологии ткачества на Руси. А на ирбитскую землю Николай Николаевич более не вернётся. Ну, а мы ещё раз отметим, что Тамара Леонидовна открыла неизвестную страничку нашей истории. В центральной городской библиотеке «Свирель Феба» была представлена ирбитчанам. Народу было больше, чем ожидалось. Собравшиеся с интересом послушали Тамару Леонидовну и Владимира Константиновича Аникина, рассказавших об истории создания книги. Прошла акция по сбору средств на восстановление Сретенского собора. Она состоялась в присутствии мэра города Геннадия Агафонова и учредителей благотворительного фонда «Сретенский собор». От продажи книг было собрано 17 160 рублей и Тамара Леонидовна передает их в благотворительный фонд «Сретенский собор», который она возглавляла в течение двух лет. Намечено провести открытые уроки по мировой художественной культуре в школах. Книги «Свирель Феба» можно купить в Городской библиотеке и Музее народного быта (Революции, 25).

Вадим Буланов. 2012 г.




ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)