Герштейн Яков Львович, Почетный гражданин города Ирбита

Герштейн Яков Львович, Почетный гражданин города Ирбита
Герштейн Яков Львович (25.04.1925 - 06.09.2004), участник Великой Отечественной войны, заслуженный учитель РСФСР, Почетный Гражданин города Ирбита. Автор книг по истории Ирбитского края: совместно с Бойко В.Н. «Ирбит» (1959); в соавторстве со Смирных А.И. «Ирбит» (1977 и 1981). Результаты краеведческих исследований отражены в его авторских публикациях: «Ирбит и его окрестности» (1995); «Край наш Ирбитский» (1998); «Город на Нице» (1999). В 2008 г. М.И. Смердов и В.А. Стихин выпустили книгу «На земле Ирбитской», куда были включены опубликованные статьи Якова Львовича.
Яков Герштейн родился в городе Славута Хмельницкой области на северо-западе Украины, в 30 километрах от советско-польской границы. Отец Лев Соломонович работал в литейном цехе фаянсового завода, а мама Евгения Марковна была домохозяйкой. Яков был старшим ребенком, сестра Сима родилась в тридцатом и брат Саша - в 1938 году.
В 1933 году Яша пошел в «нулевой» класс украинской средней школы. Его родным языком, наряду с русским, стал и украинский. Еще школьником он проявлял живой интерес к истории и географии родного края. Вместе с друзьями совершались путешествия пешком, на лодках, велосипедах вдоль реки Славуты. Тогда же появилась и страсть к коллекционированию марок, которая, как он сам потом понял, имела немаловажную роль в выборе будущей профессии. Ну и, конечно, ни дня не проходило без чтения, особенно полюбились книги Майн Рида, Жюля Верна, Александра Дюма, Алексея Толстого и др.
В 1940 году в день рождения Ленина Якова Герштейна вместе с одноклассниками приняли в комсомол. В своих воспоминаниях Яков Львович позже напишет: «Комсомольский билет, как и положено было в то время, я всегда носил с собой в левом нагрудном кармане, вместе с другими важными документами. Во время тяжелого ранения в Восточной Пруссии, в левую часть груди, комсомольский билет оказался почти весь в крови. Он пропитался кровью со всех сторон, и только середина была чистой. Тем не менее, уплата комсомольских взносов еще пять лет после ранения отмечалась в этом памятном документе моей юности».
Школьные годы пролетели незаметно, и надо было решать, куда пойти учиться. Свой выбор Яша остановил на физкультурном техникуме, получив свидетельство об образовании, отправился утренним поездом 21 июня 1941 года в Киев. Но война не позволила осуществиться этим планам, как и у многих тысяч других выпускников Советского Союза.
Семья Герштейнов вынуждена была покинуть родные места. В огромном людском потоке беженцев они двигались на восток. Не раз попадали под бомбежку, терпели лишения и голод, но шли дальше… Только возле Славянска им посчастливилось сесть на поезд, который двигался в Среднюю Азию, постоянно останавливаясь для того, чтобы пропустить военные эшелоны. Закончила свой путь семья Герштейнов в районном центре Уч-Кургане в Узбекистане. Пристанище для семьи нашлось в местной школе, Евгения Марковна и тетя устроились здесь же уборщицами. Яша, чтобы тоже помочь семье, пошел работать сборщиком хлопка, где трудился всю осень 1941 года. Зима наступила лишь в январе, снег выпал и пролежал всего месяц, но было очень холодно, а у большинства беженцев не было зимней одежды.
В марте сорок второго пришла телеграмма из Ирбита - Лев Соломонович вызывал семью на свое место жительства и работы. С отцом семья рассталась еще в середине июля, его направили на Урал налаживать выпуск оборонной продукции для фронта. С первым теплом семья выехала в Ирбит.
За зиму все члены семьи сильно ослабли, особенно Яша, он старался подкормить младших сестру и брата. Позднее врачи признали у него дистрофию.
К этому времени завод № 25 в Ирбите работал на полную мощность. На территорию бывшего диатомитового комбината были эвакуированы два крупных завода: фарфоровый из Ленинграда и Константиновский стекольный из Донбасса. В рекордные сроки было налажено производство броневого стекла (сталинита) для самолетов и танков, автоизоляторов для двигателей внутреннего сгорания, «оборонной продукцией» оказалась и обыкновенная фарфоровая посуда, выпуск которой наладил начальник производства хозяйственного фарфора Лев Соломонович Герштейн.
Семья Герштейнов жила в пятом бараке (сейчас это территория стекольного завода). С апреля 1942 года Яков работает слесарем в инструментальном цехе автоизоляторного производства. Двенадцатичасовой рабочий день, изнурительные ночные смены не казались ему такими трудными от сознания, что он и его товарищи превозмогают себя для фронта, для победы.
Яша пытается поступить в Смоленское артиллерийское училище, которое находилось в Ирбите, но получает отказ, так как семи классов школы оказалось недостаточно.
В начале января сорок третьего года Якова Герштейна и его друга Николая Родионова призвали в ряды Красной Армии. 17-летние ребята оказались в Черкасском пехотном училище, эвакуированном в Свердловск с Украины, им предстояло стать строевыми офицерами. В училище шла серьезная учеба и подготовка курсантов к предстоящим сражениям. Занятия шли строго по расписанию: строевая, огневая и тактическая подготовки; изучались такие предметы, как история, топография, социально-экономический цикл и другие, а также оружие – карабины, автоматы, минометы.
В мае 1944 года обучение в училище закончилось. Яков Львович вспоминал: «После окончания училища перед отправкой на фронт меня на три дня отпустили домой. Вечером пошел на свое первое свидание с девушкой. В период моей работы в инструментальном цехе я не раз приносил в цех обточки, где работала Валя Метелева, так называемые «блатные резцы» специально для нее. Этими резцами можно было изготовить значительно большее количество изоляторов, чем обычными. Таким способом молодые слесари оказывали внимание понравившимся девушкам…»
А затем, в один из дней июня полторы тысячи молодых бойцов, обмундированных в полевую форму, с вещмешками за плечами, погрузились в товарные вагоны… Эшелон прибыл к городу Смоленску, где начиналась тогда прифронтовая полоса III-го Белорусского фронта. Якова Герштейна направили в 49-ю Рославльскую стрелковую дивизию, где он получил свой взвод, это был 1-й взвод 4-ой роты 2 батальона 222 стрелкового полка, принимавшего участие в операции «Багратион», целью которой было освобождение Белоруссии. Началась эта операция 23 июня 1944 года. Она развернулась на огромной территории от Западной Двины до Припяти и от Днепра до Вислы. В течение первых шести дней наступления Красная Армия, при содействии партизан, окружила и уничтожила противника в районах Витебска и Бобруйска, около 26 дивизий. Полк, в котором служил младший лейтенант Герштейн производил зачистку территории, сбивая с позиций мелкие группы противника.
По мере продвижения к границе Восточной Пруссии сопротивление немцев возрастало. В районе литовского города Вилкавишкас разгорелись сильные и кровопролитные бои.
В начале августа младший лейтенант Герштейн с группой автоматчиков пошел в разведку в небольшой близлежащий хутор. Бойцы обследовали каждый дом, жителей в них не оказалось, не было и немцев. Вернувшись, Яков доложил командиру роты о выполнении задания. Утром батальон пошел в наступление на тот самый хутор, где бойцы побывали ночью, миновав его, оказались на открытом поле, немцы открыли шквальный перекрестный огонь из автоматов и пулеметов. Вдруг Якова сильно ударило в грудь слева, и он потерял сознание. Бойцы взвода пошли в атаку под командованием старшины…
Это произошло 4 августа 1944 года. В этот день в Ирбите, за три тысячи верст от места боя, мать ночью металась в постели и кричала: «Яшу убили! Яшу убили!» Об этом Якову рассказали родные, когда он возвратился домой после лечения в госпитале.
Его вынесли с поля боя санитары, потом вместе с другими ранеными погрузили в санитарный поезд. Пять месяцев Яков лечился в госпиталях Орши, Рязани, где ему сделали операцию, и хирург передал осколки от разрывной пули, они прошили грудь слева, вырвав клок мягких тканей тела размером 12×18 сантиметров. Пули перебили лучевой нерв и вену левой руки, пройдя недалеко от сердца. Руку спасли, но поначалу она висела, как плеть. В конце 1944 года по ходатайству отца его оформили переводом в Ирбит.
Перед новым 1945 годом Яков вышел из госпиталя инвалидом II группы с пенсионным удостоверением в возрасте 19 лет. Совсем немного воевал, казалось, не совершал героических подвигов, война продолжалась, но для него она фактически закончилась. Как жить дальше? Что делать? Эти и другие вопросы часто и мучительно бередили душу молодого человека. Он решил остаться жить в ставшем уже для него родным уральском городе Ирбит…
(Продолжение следует)
При подготовке статьи использовались воспоминания Я.Л. Герштейна, хранящиеся в архивном фонде «Историко-этнографического музея» г. Ирбита.
О судьбе Я.Л. Герштейна, его краеведческих изысканиях вы можете более подробно узнать, посетив выставку в «Историко-этнографическом музее» на Кирова 74.

Е.Г. Алексеева,
научный сотрудник ИЭМ
ИЖ №4 2016





ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)