Фёдоров Р.Ю. Дорога, создавшая Россию

Фёдоров Р.Ю. Дорога, создавшая Россию
Наличие надежных сухопутных путей было одним из необходимых условий для закрепления за Русью сибирских земель, присоединенных к ней в результате похода дружины Ермака. Ставший к тому времени официальным, Вишеро-Лозьвинский водно-сухопутный путь оказался мало пригодным для все возраставшего потока людей и грузов. Начинаясь в центре Перми Великой Чердыни, он проходил по реке Вишере и ее притоку Велсу. Затем путники вынуждены были оставлять свои суда, пешим или конным ходом преодолевая Уральские горы. Следующий водный участок пути шел по реке Лозьве. Он достигал Лозьвинского городка, выполнявшего в ту пору роль своеобразного перевалочного пункта, далее направляясь вглубь Сибири по рекам Тавде, Туре, Тоболу Иртышу и Оби.
В 1595 году царем Федором Ивановичем был издан указ, повелевающий "охочим людям" разведать более прямой и удобный путь в Сибирь. Одним из таких людей оказался Артемий Софронович Бабинов. До наших дней дошли очень скупые сведения о его жизни. Известно, что по своему происхождению Артемий Бабинов был крестьянином, родился в 60-х или 70-х годах XVI века и проживал в деревне Верх-Услока, расположенной недалеко от Соликамска (1). По преданию, встретив однажды около Чаньвинской пещеры вогулов (манси), справлявших в ней свои языческие обряды, Бабинов тайно проследовал за ними по потаенной тропе, которая вела через леса к верховью реки Туры. "Чтобы не терять тропу, он заламывал ветки деревьев. Так была пройдена дорога через Уральские горы, и Артемий Бабинов доложил в Москву, что может провести прямую грунтовую дорогу, которая намного сократит путь между Солью-Камской и Тобольском, стольным городом Сибири. Высочайшее согласие было получено" (13, 19).
Строительство дороги началось в 1595 году и велось на протяжении двух лет. По царскому указу, в подчинение Артемию Бабинову было предоставлено два целовальника и сорок крестьян, в обязанности которых входила расчистка и обустройство дороги, прокладка мостов через встречавшиеся на пути реки. Протяженность дороги составила около 260 верст, что было примерно в восемь раз короче прежнего Вишеро-Лозьвинского пути. В 1597 году дорога дошла до вогульского поселения Нером-Кар, расположенного в верховье реки Туры. Годом позже на этом месте началось строительство города Верхотурье.
Для Артемия Бабинова разведка и строительство новых дорог стали делом жизни, впоследствии, продолженным его потомками. В скором времени, новая "государева дорога" была продлена до Тюмени и Тобольска. На протяжении XVII — первой половины XVIII века она являлась единственным официально разрешенным путем сообщения между европейской частью государства и Сибирью. В первую очередь это было обусловлено открытием в 1600 году в Верхотурье таможни, досмотр в которой обязаны были проходить все без исключения люди, следовавшие в Сибирь и обратно из нее. На протяжении почти 150 лет, дорога, названная народом "Бабиновской", по имени ее создателя, выполняла роль своеобразной стержневой магистрали освоения сибирских земель. "Бабиновская дорога сравнима по своей значимости со всемирно известным торговым Великим шелковым путем из Варяг в Греки. Это становится ясным, если представить себе, как в XVII веке, когда происходило освоение русскими огромного сибирского субконтитнета, значительные людские массы, не говоря уже о безмерных объемах грузов, проникали в Сибирь через узкое горлышко Бабиновской дороги в несколько метров шириной..." (7, 147). Бабиновская дорога стала одним из главных связующих звеньев комплекса первых транссибирских путей, прокладываемых первопроходцами к новым, восточным рубежам российского государства.
Сегодня, большинство из этих маршрутов нельзя различить на современных географических картах. Многие города и остроги, являвшиеся их основными организующими центрами давно утратили свое былое значение, а некоторые из них даже оказались стертыми с лица земли. Однако, и в наши дни, в культурно-историческом наследии России, эти пути продолжают выполнять роль своеобразных историко-географических магистралей, несущих в себе следы жизни давно минувших эпох. На этих маршрутах они представлены памятниками материальной культуры, исторической памятью, хранимой печатным словом и устными преданиями, а также самобытными особенностями мировоззрения и жизненного уклада живущих здесь людей. В совокупности, все эти составляющие образуют единую взаимосвязанную среду, для условного обозначения которой может быть применим термин "культурный ландшафт".
Для того, чтобы лучше понять смысл отдельных исторических явлений или своеобразие дошедших до наших дней культурных традиций, в первую очередь, важно иметь представление о внутреннем мире людей, осваивавших восточные рубежи России.
Одну из важнейших ролей в ранних этапах освоения Сибири сыграли жители Русского Севера. Известный историк Сибири П.А. Словцов писал: "Сибирь обыскана, добыта, населена, обстроена, образована все устюжанами и их собратией. Устюжане дали нам земледельцев, ямщиков, посадских, соорудили нам храмы и колокольни, завели ярмарки" (23, 140). Даже при беглом рассмотрении на карте пространства Урала и Сибири, бросается в глаза обилие названий, созвучных с именами населенных пунктов, расположенных на территории современных Вологодской и Архангельской областей. Так, село Пинягино Верхотурского уезда было основано переселившимися на эти земли в XVII веке гулящими людьми, жившими в районе реки Пинеги, расположенной неподалеку от Холмогор. Находящиеся рядом с Пинягино урочища Поваренное и Усолье, первоначально были заселены выходцами из Сольвычегодска (16, 126). Недалеко от Усть-Ницынской слободы на протяжении XVII — XVIII веков, среди прочих, возникли деревни Кайгородова и Двинка, название которых дают основание предположить, что их основателями были выходцы из Кайгорода и Подвинья (9, 141). Во второй половине XVII века на территории современного Исетского района Тюменской обрасти возникло село Архангельское. Своим называнием оно было обязано тем, что его основателями были переселенцы из Михаило-Архангельского мужского монастыря, расположенного в Великом Устюге. В то время, в связи с колонизацией Сибири, монастырь был обязан поставлять в Зауралье продовольственный хлеб. Его доставка, осуществляемая по Сибирскому пути, занимала длительное время и была сопряжена с немалыми трудностями и лишениями. Некоторые устюжане, уходя в путь, уже не возвращались обратно, оставаясь жить в Сибири. Настоятель Михайло-Архангельской обители обратился к царю с просьбой предоставить монахам заимку за Уралом, специально предназначенную для выполнения продовольственных повинностей. В 1667 году монастырю была пожалована вотчина в 280 десятин на реке Исети. А.Л. Емельянов в книге "История села Архангельское" (6), приводя сведения из переписей населения, оставленных в дозорной книге Тобольского Софийского дома, отмечает, что многие фамилии первых поколений жителей села, переселившихся в Зауралье из Устюжского, Сольвычегодского и Белозерского уездов, нередко можно встретить и у жителей современного Исетского района. Фактические сведения, приведенные в книге Емельянова, являются одним из наглядных свидетельств не только топонимического, но и родового следа, который оставили переселенцы с Русского Севера в культурном ландшафте Сибири.
В чем кроются причины, благодаря которым именно жители Северной Руси стали главными первопроходцами новых, восточных рубежей страны? Одна из них, состояла в том, что в ту пору, поморские черносошные крестьяне, не стесненные узами крепостного права, были наделены свободой передвижения и правом самостоятельного выбора места жительства (8, 136). Вторая причина объяснялась неспокойной обстановкой на южных границах осваиваемых сибирских земель, ввиду которой, основная ставка делалась на развитие северных торговых путей. И, наконец, важно учесть то, что удаленность Поморья от Центральной Руси, слабая заселенность и суровые природные условия этих мест, предопределили их экстенсивный путь развития, основополагающую роль в котором играли дальние торговые связи, сопряженные с прокладкой новых транспортных путей и освоения сопредельных с ними территорий. "Какими робинзонами должны были чувствовать себя устюжане, введенные на кончике сухонского зонда в тысячекилометровую инородческую таежную толщу! Какие качества требовались людям, чтобы выжить и устоять здесь, где заведомо не было иной опоры, чем на собственные силы. Какой характер должен был выковываться здесь! И сегодня нескольких часов общения с коренным устюжанином достаточно для того, чтобы понять, что перед вами русский особой породы. Он спокоен, степенен и совсем не конъюнктурен. Устюжанин вовсе не изъявляет готовности запросто согласиться с любым навязанным ему изменением жизни. Он может принять его как форсмажор, но не смириться. У него своя голова на плечах" (20). Специфические условия существования способствовали выработке оригинальных критериев мировоззрения и жизненного уклада жителей Русского Севера, отличительными особенностями которых были: самостоятельность и предприимчивость, склонность к человеческой взаимовыручке и поиску гармоничных форм сосуществования с окружающей природной средой. Европейский Север России на протяжении многих столетий выступал в роли важного "катализатора" многих самобытных форм народной культуры. Невольным образом, их прототипы переносились и на просторы Урала и Сибири, осваиваемые многочисленными выходцами из Великого Устюга, Сольвычегодска, Каргополя, Тотьмы и других поморских городов. Многие образцы культуры Русского Севера оказалось наиболее приемлемыми и жизнестойкими в специфических условиях Сибири. Вспомнить хотя бы ассоциируемые в первую очередь с Сибирью валенки, родиной которых принято считать Великий Устюг (27). По сути дела, первые волны целенаправленного освоения Сибири, основным географическим вектором которых стало направление Сибирского пути, способствовали формированию своеобразной "северной ветви" русской культуры. Сегодня ее самобытные проявления продолжают существовать в небольших исторических городах и сельских поселениях, далеко обойденных современными транзитными путями (Великий Устюг, Каргополь, Тотьма, Чердынь, Верхотурье и др.). Значительно сложнее распознать их следы в регионах, внешний облик и жизненный уклад которых были значительно преображены последующими этапами хозяйственного освоения, связанными с новыми волнами миграции на их территорию. Завершая эту тему, хотелось бы привести слова писателя В. Распутина, однажды сказавшего: "Было бы справедливо где-нибудь на просторах Сибири высказать и подтвердить благодарную память сибиряков Великому Устюгу". (цит. по 27)
В разное время по Бабиновской дороге и другим участкам Сибирского пути проследовал целый ряд людей, ставших со временем выдающимися персонажами отечественной истории. Среди них — мятежный протопоп Аввакум, опальный князь Меньшиков, предок А.С. Пушкина – Ганнибал, целое созвездие выдающихся ученых – членов экспедиций Витуса Беринга, первые сибирские губернаторы и митрополиты. В некоторых случаях, эти исторические личности не просто прошли по Сибирскому пути, но и оставили на нем свой след. Так, в 1731 году в селе Красном, расположенном в окрестностях Соликамска, его владельцем Григорием Демидовым, был заложен один из первых в России ботанических садов. В суровых климатических условиях Северного Урала, в оранжереях, расположенных на территории усадьбы, начали произрастать диковинные для этих мест кактусы и ананасы. "Благодаря уникальному положению Соликамска на Сибирском тракте в начальный период открытия и освоения азиатской части России, ботанический сад Григория Демидова помог сосредоточению научной мысли того времени не только в изучении растительных богатств России того времени, но и в определении статуса самых значимых, существенно опережающих свое время учреждений науки и культуры". (22, 27). Значительную помощь в формировании этого сада Григорию Демидову оказали члены Второй Камчатской экспедиции Беринга — ботаники И. Гмелин, С. Крашенинников и Г. Стеллер. Жизненный путь последнего из них завершился именно на этой дороге. В 1746 году во время остановки в Тюмени, совершенной на пути в Санкт-Петербург, Георг Стеллер тяжело простудился и скончался.
До наших дней не дошли, ни ботанический сад Г. Демидова, на месте которого, сегодня, расположен современный микрорайон, ни могила Г. Стеллера, о точном месте захоронения которого, современники могут лишь строить предположения. Несмотря на это, судьбы людей, связанных с Сибирским путем, со временем, стали важными архетипическими составляющими культурного ландшафта тех мест, через которые он проходил (см. например: 4, 19, 22). Не случайно, что еще в 1719 году, в увидевшей свет второй части книги о Робинзоне Крузо, маршрут похождений легендарного персонажа проходил по Сибирскому пути. По предположению, выдвинутому историком Г. Веревкиным (4), литературным источником, вдохновившим Даниеля Дефо, стало одно из первых дошедших до наших дней описаний передвижения по Сибирскому пути — записок неизвестного военного иностранца, проследовавшего с сорока шестью офицерами из Москвы в Сибирь в 1666 году (14, 264). Эта рукопись, написанная по-немецки, длительное время оставаясь неизданной, хранилась в Копенгагене. В нашей стране она была впервые опубликована в 1936 году в журнале "Исторический архив" М.П. Алексеевым — автором книг "Сибирь в известиях западно-европейских писателей", "Сибирь в романе Дефо" и др. Еще одним важным документальным свидетельством маршрута Сибирского пути конца XVII века являются путевые дневники русских послов в Китай Избранта Идеса и Адама Брандта, совершивших по нему путешествие в 1692 — 1695 годах.
Сибирский путь оставил свой яркий след на архитектурно-ландшафтном облике городов, через которые он пролегал. Одной из первостепенных задач находившихся на "государевой дороге" Соликамска, Верхотурья, Тюмени и Тобольска являлось утверждение на новых, необжитых землях важнейших атрибутов русской государственности и духовной культуры. Именно в этих городах в конце XVII — начале XVIII столетий были построены многие выдающиеся образцы храмового и гражданского зодчества, основаны крупнейшие монастыри, воспринимаемые сегодня, как своеобразные духовные маяки этой историко-географической магистрали.
Бабиновская дорога брала свое начало у Соборной площади Соликамска, вокруг которой сформировалось ядро архитектурного ансамбля города, "жемчужинами" которого стали, построенные преимущественно в период с 80-х годов XVII по 20-е годы XVIII веков: Троицкий и Крестовоздвиженский соборы, Богоявленская и Воскресенская церкви, Соборная колокольня и Дом воеводы. Одним из наиболее впечатляющих памятников архитектуры, связанных с Сибирским путем, можно считать церковь Иоанна Предтечи, заложенную в 1715 году в селе Красном, входившим в ту пору в окрестности Соликамска. Эта церковь, не только своей символической планировкой, но и внешним обликом напоминает высокомачтовый парусный корабль, символизирующий продвижение Православия на Восток. По всей видимости, церковь Иоанна Предтечи стала первым храмом, имевшим такой вид. Позднее, во второй половине XVIII столетия, подобное архитектурное решение широко применялось мастерами Тотьмы, жители которой внесли значительную лепту в освоение Русской Америки.
На внешний облик большинства соликамских храмов оказал значительное влияние стиль, так называемого "московского барокко". Распространяясь от центра страны к ее отдаленным рубежам, наряду с другими архитектурными и декоративно-прикладными направлениями, он претерпевал свои изменения, приспосабливаясь к существовавшим там духовным и эстетическим запросам, нередко обогащаясь самобытными традициями, складывавшихся в местных школах зодчества. Не случайно, что применительно к архитектуре разных регионов, можно встретить такие определения этого стиля, как "северное", "уральское" или "сибирское" барокко. В облике архитектурного ансамбля Соликамска ощутимо влияние традиций зодчества Великого Устюга, Каргополя и Тотьмы. Ведь именно из этих городов, в числе первых, сюда прибыли артели, возводившие каменные храмы. В то же время, в нем различимы и оригинальные стилистические особенности, ставшими характерными для соликамских мастеров, впоследствии принявших участие в строительстве многих храмов не только у себя на родине, но и в ряде других городов Урала и Сибири. Одной из таких жемчужин местного храмового зодчества стал Троицкий собор в Верхотурье, включенный в 1959 году на международной конференции в Гааге в число наиболее выдающихся архитектурных памятников мира. Троицкий собор, строительство которого было начато в 1703 году по благословению Сибирского митрополита Филофея Лещинского, стал главной доминантой, возводимого в то время каменного верхотурского кремля. Всем своим устройством, этот архитектурный комплекс олицетворял собой главные административные и духовные атрибуты Российского государства. Помимо Троицкого собора, на его территории располагались: дом воеводы, приказные палаты, житные амбары, казначейство и ряд других строений.
Помимо административных и торговых функций, решавших задачи колонизации края, Бабиновская дорога являлась и важным миссионерским путем. По ней двигались, направлявшиеся на восток первые священнослужители и монахи. В 1604 году в Верхотурье прибыл священник Иона, ставший основателем Свято-Николаевского монастыря. Спустя несколько десятилетий, по этой дороге, в село Меркушино, располагавшееся в 60 верстах от Верхотурья, прошел один из будущих небесных покровителей Урала и Сибири — Святой Праведный Симеон Верхотурский. После перенесения в 1704 году святых мощей сибирского чудотворца в верхотурский Свято-Николаевский монастырь, Бабиновская дорога, в сознании многих людей приобрела новый, сакральный смысл паломнического пути. Рассмотрение духовного значения Сибирского пути важно для понимания того, как подвижничество и вера отдельных людей, смогли преобразить облик этих земель, сделав их в "духовно обжитой" частью России.
В Тюмени Сибирский путь проходил рядом с Троицким монастырем. Любопытно отметить, что его архитектурный облик, в отличие от наиболее часто встречавшихся в ту пору на территории Сибири московских и северорусских влияний, имел характерные малороссийские черты. Это объясняется тем, что принимавший участие в строительстве каменных храмов монастыря сибирский митрополит Филофей Лещинский имел украинское происхождение. В отличие от Верхотурья и Тобольска, в Тюмени не был возведен каменный кремль. Однако, в исторической части города, на территории которой некогда стоял первый деревянный острог, на протяжении XVIII века сформировался оригинальный архитектурный ансамбль. В 1700 году на берегу Туры были заложены каменные амбары для хранения казны, над которыми была выстроена Благовещенская церковь. Позднее, на противоположном берегу реки была возведена Вознесенско-Георгиевская церковь, освященная в 1789 году. В 70-х — 90-х годах XVIII века велось строительство Никольской (Крестовоздвиженской) церкви, ставшей еще одной важной доминантой в облике исторического центра Тюмени. Благодаря своему расположению на "государевой дороге", в Тюмени, как и в Верхотурье, возникла Ямская слобода, сложившаяся неподалеку от Троицкого монастыря.
Тобольский кремль стал одним из наиболее выдающихся архитектурных комплексов – символов могущества Тобольской губернии, охватывающей в ту пору огромную территорию от Урала до восточных окраин Сибири. В 1697 году архитектор и картограф Семен Ремезов получил задание составить проект и смету каменного кремля. Одна из наиболее сложных задач, стоявших перед ним заключалась в том, чтобы объединить разнообразные строения, находящиеся на Троицком мысу в единую архитектурно-градостроительную и военно-оборонительную систему. На территории кремлевского комплекса находились: архиерейский дом, консистория, монашеский корпус, Софийский собор, Покровская церковь, соборная колокольня, приказные палаты, крупнейший в Сибири гостиный двор, в котором нередко останавливались большие караваны с иноземными товарами и ряд других, хозяйственных и административных построек. В Тобольске главным архитектурным обрамлением Сибирского пути стали Дмитровские ворота Рентереи. Вот как писал о них тобольский краевед Борис Эристов: «Многие сибирские города (Верхотурье, Тюмень, Тобольск) называли символически «воротами Сибири», однако в Тобольске есть таковые конкретные ворота. Дело в том, что в прошлом знаменитый путь в Сибирь шел через Тобольск. Московский тракт непосредственно подходил к «Дмитровским воротам» Тобольского кремля, проходил через них и по нагороной части города уходил далее на восток, на Омск, Иркутск, Казахстан и Китай. Вот они, настоящие «Врата Азии». Через эти ворота в город наносили визиты послы восточных владык, не сумевшие добраться до Петербурга, поскольку Тобольск играл важнейшую роль в восточной политике государства» (26, 196).
На протяжении XVII — XVIII столетий Тобольск являлся не только крупнейшим административным, духовным и торговым центром Сибири, но и одним из главных транспортных узлов Сибирского пути. В нем брал свое начало сухопутный Иркутский тракт. Благодаря выходу на Обь-Иртышский бассейн Тобольску была отведена ключевая роль в процессе освоения территории Западной Сибири. Наверное, поэтому, Тобольск часто называют "отцом сибирских городов".
По отношению к роли в судьбе современного Урала, подобные определения часто применяются по отношению к Соликамску и Верхотурью. Эти города приняли самое непосредственное участие в освоении земель, расположенных южнее основного направления Сибирского пути, главными аграрными и торговыми центрами которых в XVIII веке стали такие города как Кунгур, Красноуфимск, Ирбит, Камышлов, Ялуторовск, Ишим и др. В 1699 году вышел петровский указ о "Заведении вновь Верхотурских железных заводов". В этот период Верхотурье стало важным центром, во многом, положившим начало будущей "горнозаводской цивилизации" Урала. Основные вехи ее развития ознаменовались началом строительства в 1700 году Невьянского завода, на котором спустя год был выплавлен первый чугун. В 1720 году был заложен Нижнетагильский завод, вскоре превратившийся в один из крупнейших промышленных центров Урала, а в 1723 началось строительство Екатеринбурга. В 1781 на месте поселка Егошихинского завода был заложен город Пермь, ставший центром Пермского наместничества, а позднее – Пермской губернии. В течении XVIII века эти новые экономические центры Урала и Западной Сибири все более активно определяли характер дальнейшего развития края, невольным образом оттесняя на задний план первые форпосты его освоения. Данный процесс, во многом предопределил смещение основных транспортных путей. Так, в 1735 году был открыт новый почтовый тракт, прошедший через Кунгур и Екатеринбург. Несмотря на его существование, весь основной поток грузов продолжал следовать по Бабиновской дороге, ввиду существовавших в то время запретов на использование других путей в торговых целях. Однако, после отмены в 1753 году взимания налогов на перевозку товаров в Сибирь и прекращения действия верхотурской таможни, искусственное сдерживание развития новых транспортных путей утратило свой смысл. За очень короткий срок, Бабиновская дорога уступила свою былую роль Большому Сибирскому тракту, официальное открытие которого состоялось в 1783 году.
Процесс "смещения акцентов" в экономической жизни Урала и Сибири, происходивший на протяжении XVIII века, повлек за собой утрату былого транзитного значения городов, расположенных на Сибирском пути, тем самым окончательно предопределив снижение их административного статуса. В 1781 году было учреждено Пермское наместничество, преобразованное в 1796 году в Пермскую губернию, уездными городами которой, в частности, стали Соликамск и Верхотурье. Период с конца XVIII по начало XX столетия охарактеризовался постепенной утратой для Тобольска былого статуса “столицы Сибири”. Началом этому послужило деление в 1782 году Сибири на два наместничества: Тобольское и Иркутское. В 1838 году административный центром Западной Сибири стал город Омск, а в 1918 году губернская столица была перенесена из Тобольска в Тюмень. Во многом, это объяснялось тем, что к тому времени, Тюмень, через которую прошла Транссибирская магистраль, стала играть более важную роль в экономической и политической жизни края.
Несмотря на утрату своего былого административного, экономического и транспортного значения, такие города, как Великий Устюг, Чердынь, Соликамск, Верхотурье или Тобольск продолжают и сегодня играть свою важную роль в жизни регионов, на территории которых они расположены. Будучи уникальными вместилищами ценностей культуры, эпохи своего расцвета, эти города являются неповторимыми духовными и культурными центрами, уникальность которых нельзя свести лишь к существованию на их территории выдающихся памятников архитектуры и фрагментов исторической градообразующей планировки. В отдельных районах Севера России, далеко обойденных стороной крупными транзитными путями, в жизненном укладе людей еще можно прочесть определенные нормы поведения и элементы повседневной культуры, характерные для русского старожильческого населения, издревле осваивавшего эти земли. Как было справедливо отмечено авторами "Очерков истории и культуры города Верхотурье и Верхотурского края", подготовленных сотрудниками Уральского государственного университета: "В последние десятилетия Верхотурье часто называли музеем под открытым небом. Определение совершенно неверное: Верхотурье не музей, этот город и сегодня живой организм, живущий по своим правилам, несколько отличным от наших, суетных, сиюминутных". (16, 259).
Будучи объединены не существующей ныне дорогой, города, сыгравшие важную роль в первом целенаправленном этапе освоения Сибири, осуществлявшимся с конца XVI до середины XVIII века, сегодня, образуют своеобразную историко-географическую магистраль, проходящую красной нитью через культурный ландшафт современной России.
Реконструкция подобных историко-географических магистралей раскрывает целый ряд новых возможностей для широкого круга культурно-исторических исследований. В данном случае их объектом становится не пространство, ограниченное административными рамками отдельно взятого региона, а пространственно-временной ареал социокультурных процессов, имевших место на его территории. Их комплексное рассмотрение позволяет глубже проникнуть в природу и сущность многих исторических явлений

ЛИТЕРАТУРА

1. Бабиновская дорога – путь длиною в 400 лет: научно-популярное издание. Под. ред. Шилова В.В., Бординских Г.А. – Березники, 1998
2. Баньковсий, Л. Соликамские ворота в Сибирь. // "Соликамские вести", 5 декабря, 1997
3. Белов В.И. Повседневная жизнь Русского Севера. Очерки о быте и народном искусстве крестьян Вологодской, Архангельской и Кировской областей. - М.: "Молодая гвардия", 2000. - 391 с.
4. Веревкин Г.И. Бабиновская дорога в книге Даниэля Дефо. // Пути сообщения, коммуникации, научные достижения народов Евразии. (Материалы Международной научно-практической конференции). Березники, 1997.
5. Дунаев, Б. Город Устюг Великий. Серия "Культурные сокровища России", под. ред. И.Н. Бороздина. Издание т-ва "Образование", М., 1919.
6. Емельянов А.Л. История села Архангельское Исетского района Тюменской области". с. Исетское, 1993. - 102 с.
7. Корчагин П.А. Бабиновская дорога: историография и новый этап исследования. // Проблемные вопросы истории, культуры, образования, экономики Северного Прикамья: Матер. Всеросс. науч.-практ. конф. - Березники, 1994. - С. 29-31.
8. Кузнецова Ф.С. История Сибири. Часть 1. Присоединение к России: Учебное пособие для общеобразовательных учреждений. – Новосибирск: Инфолио-пресс, 2002. 256 с.
9. Крестьянский сарафан Малахитницы: Культурно-исторические очерки / Колл. авт. - Екатеринбург: ИД "Сократ", 2003. - 368 с.
11. Макареня А.А., Егорова Г.И. Роль путей сообщения в социально-экономическом и культурном развитии Сибири и ее столицы – Тобольска. Пути сообщения, коммуникации, научные достижения народов Евразии. (Материалы Международной научно-практической конференции). Березники, 1997.
12. Миллер Г.Ф. История Сибири. - М.-Л., 1937. - Т. 1. - С. 305.
13. Мюллер И.Л. Бабиновская дорога (утраченные памятники Верхнекамья). Пути сообщения, коммуникации, научные достижения народов Евразии. (Материалы Международной научно-практической конференции). Березники, 1997.
14. На государевой дороге: Культурно-исторические очерки / Колл. авт. - Екатеринбург: ИД "Сократ", 2000. - 304 с.
16. Очерки истории и культуры города Верхотурье и Верхотурского края. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1998. - 288 с.
17. Пути сообщения, коммуникации, научные достижения народов Евразии. (Материалы Международной научно-практической конференции). Березники, 1997.
18. Печуркина, Р. Первая сухопутная. // "Наука и жизнь", 1999, № 4
19. Полищук В.В. "Робинзоны" Крузо и Стеллер как элементы глобального в региональной культуре Тюменской области. // Региональная культура: Сборник материалов региональной научно-практической конференции. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2003. С. 195.
20. Рогачев С.В. Устюжане. // http://geo.1september.ru/article.php?ID=200202605
21. Россия / Под ред. Семенова Тян-Шанского. СПб., 1914. Т.5.
22. Свалов В.М. Вестники старого ботанического сада. Соликамск, 1999.- 44 с.
23. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Кн. 1. СПб, 1835. С. 140
25. Чирков, Ю. Позвала Бабиновская дорога. Соликамск, 1997
26. Эристов Б.О. Недопетая песня... Очерки, статьи, воспоминания и размышления о Тобольске и тоболяках. Екатеринбург: ГИПП "Уральский рабочий", 2000 - 200 с.
27. http://www.vologda.ru/dedmoroz/ustug.htm

Роман Фёдоров



ООО "Печатный вал" (новости)
Александр Камянчук (краеведение)